Горе-соседи

Я крепко держу удочку, поплавок начинает дергаться, и мы, как в сказке про репку, всей семьей пытаемся достать улов. Озерце небольшое, окруженно недавно высаженными деревьями. Вот- вот я увижу огромную рыбу…

В этот момент меня разбудил пронзительный вой сирены. От этого звука тошнота подступила к горлу. Я схватила маленького сына и выскочила на лестничную клетку.

Очередная война. Это происходит в Израиле каждые три-четыре года. Мужа несколько дней тому назад призвали в армию, и я очень волновалась за него.

На лестничной площадке стояли наши соседи: муж с женой и два их взрослых сына.
Я раздраженно посмотрела в их сторону. Отец семейства на ходу надевал кипу.

«Такие здоровые мужики только молятся, а как воевать, так мой муж…», – подумала я со злостью. Сосед монотонно читал псалмы. Я прижала сына к себе и отвернулась от них.

И тут я услышала, как заскулила наша собака, которая случайно осталась в квартире –
я не заметила, что на руке у меня болтался пустой поводок. Сирены звучали одна за другой, и я не могла вернуться в квартиру.

Мы давно в ссоре с соседями, поэтому я не хотела просить их о помощи. Они терпеть не могли мою собаку. Их раздражало, что она лаяла. «Она же собака, петь не умеет», – шутил муж. Соседи написали на нас жалобу, и мы получили штраф. После этого наши отношения совсем испортились, мы даже здороваться перестали. Я искала на съем другую квартиру.

Собака жалобно лаяла и царапала когтями дверь. Сын начал плакать и просить, чтобы я вернулась за Дуськой. Но войти в квартиру с сыном я не могла, а обратиться за помощью к соседям было выше моих сил. Раздались новые взрывы, Дуська скулила еще сильнее, а за ней еще громче расплакался сын.

– Давайте, я подержу ребенка, – услышала я за спиной голос соседки, – а вы заберите собаку. – Я не поверила своим ушам! – А то у нее сердце разорвется от страха, – тихо произнесла она.

В это время снова завыла сирена, где-то близко раздался взрыв. Весь дом затрясся. Мы все дружно сели на пол и закрыли головы руками. Пронесло.

– Давай малыша, – повторила соседка. Она взяла моего сына и стала что-то ласково напевать. Он доверчиво прижался к ней. Я тут же вбежала в квартиру.

– Дуська, – звала я собаку, – Дуська, ко мне! – от стресса я кричала шепотом. Она пищала из-под дивана, и я никак не могла ее достать.

Снова загудела сирена, я выскочила из квартиры, зацепилась за что-то и упала. Почувствовала резкую боль в ноге, попыталась встать, но было очень больно. Когда очнулась, поняла, что лежу на носилках возле «Скорой помощи». Соседка поила водой моего зареванного сына, а ее старший сын держал на руках Дуську, которая облизывала ему лицо.

– Не волнуйся, – успокаивала меня соседка, – пока ты не вернешься из больницы, ребенок будет у нас. – Она посмотрела на меня с такой заботой, что я успокоилась. Нога болела, но на сердце было легко.

«Почему так? – думала я. – Когда все хорошо, мы ненавидим друг друга из-за ерунды? И лишь серьезная опасность приподнимает каждого над своими амбициями. Как же научиться еще до всех испытаний относиться друг к другу по-человечески?»

Пока я была в больнице, сын и Дуська жили у соседей. Они оказались отзывчивыми людьми. Муж вернулся через неделю, и у меня уже не было желания переезжать в другое место.

More from Элеонора Гейхман
Хочу смотреть на жизнь по-другому
Всегда думала, что смысл жизни – это работа, карьера, комфорт и наслаждение...
Read More
Join the Conversation

2 Comments

  1. says: Светлана

    При хорошей жизни люди отдаляются друг от друга, а общая беда сближает. Пока не научимся сближаться по хорошему, так и будут сыпаться на наши головы проблемы.

Leave a comment
Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *