Приглашение творить миры

О загадках восприятия нами красоты, о силе образа, о поиске смыслов, о вечном источнике вдохновения и совершенства и о многом другом – откровенно с художником.

Дорогой читатель!
Мне бы очень хотелось, чтобы эта статья стала настоящей беседой между двумя добрыми друзьями, внутренним диалогом, дискуссией, предметом душевного поиска и даже открытием. В последующих статьях мы вместе порассуждаем над извечными вопросами, поставленными перед нами на полотнах как великих мастеров прошлого, так и современными художниками. Я приглашаю не просто поговорить и порассуждать – я приглашаю к новому восприятию не только живописи, но и к новому воззрению, мироощущению и знакомству с самим собой. Возможно, мир, в котором мы живем, окажется нашим собственным творением. Видим ли мы реальную картину? Возможно ли увидеть всю картину мироздания целиком? Какую картину мира вы хотели бы написать?

«…Несмотря на то, что практически мы видим все находящимся перед нами, все же каждый здравомыслящий человек точно знает, что все, видимое нами, находится лишь внутри нашего мозга».

Поговорить я хочу об изобразительном искусстве, и это вовсе не взгляд искусствоведа или эксперта, – сожалею, но чаще всего они об этом не говорят. Давайте разберемся, для чего вообще существует искусство, и непосредственно живопись? Кто эти люди, которых называют художниками, и почему так дороги нам их полотна, прославленные в веках, и образы, поселившиеся в тайных уголках человеческой души?

«…когда мы видим перед собой огромный мир, и все его великолепное наполнение, – мы видим все это не в действительности, а только внутри самих себя. То есть в затылочной части нашего мозга, находится некое подобие фотоаппарата, которое рисует там все, видимое нами, а не то, что находится вне нас».

Наверняка каждому из нас встречалось такое выражение как «прочесть картину». Это вполне логично, если есть выражение «написать картину». О тех, кто пишет, мы обязательно поговорим, а вот те, кто способен прочесть, – много ли таких?

Признаюсь, мне как художнику–символисту значительно интереснее к прочтению картины, язык которых полон тайных смыслов, иронии, парадоксов и недосказанности. А самое главное в произведениях этого направления искусства – мысль, драгоценные вопросы, которые порой не стоит менять на ответы.

Наиболее любимыми собеседниками в живописи являются для меня Михаил Врубель, Марк Шагал, Николай Рерих. Однако в простом на первый взгляд букете цветов, изображенном в простом домашнем натюрморте, (например, Петра Кончаловского) может раскрыться целая гамма оттенков и состояний, в которые погружает вас неслучайно выбранное освещение, а композиция раскрывает вам пространство, заполняющее ваши мысли, чувства. И вот вы уже полны горьковато–сладким запахом весенней сирени и даже немного влюблены, ведь в вас ожили образы и воспоминания, ароматы и голоса, и те мгновения, которые были дороги вашему сердцу и, казалось, ушли безвозвратно – вот они, увековеченные.

Стоя перед картиной, мы не всегда осознаем, что некоторое время назад перед ней также лицом к лицу стоял Мастер, который её создавал, слой за слоем, мазок за мазком… Картина хранит в себе его облик. О чем он думал? Каким он был? Какую часть себя отразил он на этом холсте?

Смотреть можно по разному. Глазами – как правило, это поверхностное восприятие, информативное, когда ты воспринимаешь картину как фантик, рекламный стенд или просто как чек в ресторане – не более. Или проникнуть в полотно внутренним взором – это куда интереснее.

В момент, когда вы становитесь на место Мастера перед холстом, то – при должной подготовке – вы созерцаете сразу три ракурса: запечатленный на полотне образ Мастера; картину как видение самого Мастера; свою собственную картину, – сквозь призму своего восприятия свой собственный облик в ней, как в зеркале. И именно последнее впечатление позволяет ощутить ценность этого полотна для вас, именно оно позволяет обрести связь с первыми двумя. В той степени, в которой для вас возможно, опираясь на себя самого, как бы отделиться от себя самого, расшириться в восприятии.

Уверена, немного тренировки, – и такое волшебство будет доступно не только в восприятии предметов искусства, но и всегда, когда мы созерцаем творения Природы, заглядываем в глаза другому человеку или всматриваемся в глубину сути вещей. А что, если это поможет увидеть реальную картину мира, подлинный облик себя самого и то многое, что скрыто от простого линейного восприятия, ведь не зря говорят мудрецы: «Не верь глазам своим…»

«…Более того, Природа создала в нашем мозгу подобие линзы, переворачивающей все видимое нами, чтобы мы смогли увидеть это снаружи, вне нашего мозга, могли увидеть находящимся перед нами. И хотя то, что мы видим вне нас, не является реальностью, в любом случае мы должны быть благодарны Природе за то, что в нашем мозгу существует эта линза, позволяющая нам увидеть и постичь все, находящееся вне нас. Так как тем самым нам дана сила изучить каждую вещь, получив знание и полную ясность, измерить каждый предмет изнутри и снаружи, и тому подобное. И если бы не это, у нас не было бы большинства знаний».

Конечно, хотелось бы еще сказать о светотени, ведь с этим явлением мы сталкиваемся не только на полотнах. В отношениях этих двух удивительных феноменов – света и тени – мы способны воспринимать мир контрастным и объемным, анализировать формы и размер предметов, видеть глубину близких нам предметов, различать детали и полутона. Без тени мы никогда не смогли бы насладиться светом во всем его великолепии! Этой теме мы обязательно уделим особое внимание, ибо вся суть мироздания заключена в ней, и возможно даже именно в ней кроется тайна человеческой души.

Напоследок поделюсь своего рода критерием определения подлинного искусства, который в наше время окончательно размыт пресловутым «я так вижу!»

Если произведение искусства не оставляет в вас след, не меняет вас, не обогащает, если не продолжает жить в вас открытием, вопросами, ощущениями, послевкусием, новым восприятием себя самого и исчезает из вашего внутреннего созерцания, как только вы отошли от него, если не продолжает жить в вас, то знайте – его не существует. И это вовсе не дело вкуса.

Художник в своем внутреннем диалоге от одной картины к другой ищет образы и формы, полутона и перспективу, ракурс восприятия не только для того, чтобы позволить нам взглянуть на что–либо его глазами. Но главным образом для того, чтобы ощутить то, что вообще стоит за всеми этими образами и формами, собрать, подобно пазлам, нащупать, будто вслепую, тот источник совершенства, который стоит за всеми образами и наполняет собой их, вывести великий Закон красоты. Его цель – увидеть самому!

Не оттого ли так трудно?! Когда берешь в руки карандаш, не имея за плечами многолетней практики и тренировки, знания законов творения, так трудно воспроизвести портрет, мимолетный взгляд любимых глаз, черты, возложенные печатью на сердце…

До встречи!

Источник цитат:
Бааль Сулам, Введение в книгу Зоар, п 34.
https://bit.ly/3oGu84y

Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *