Приключения в шалаше

Человек может иметь гены любителя приключений, но, возможно, они проявятся не в детстве, а уже после того, как он покинет отцовский дом. Так это случилось со мной. И чем дальше, тем больше и больше этот ген доминировал в моей натуре. 

Мне еще повезло, что я встретила человека, с которым мы вместе прошли множество приключений. Одним из них была работа в Центральной Африке. Но когда человек уже обошел мир, он вдруг начинает понимать, что самые настоящие приключения обычно ждут его дома.

Сейчас праздник Суккот (Праздник кущей – один из основных танахических праздников еврейского народа), и мне захотелось поделиться с вами чем-то очень важным, что случилось с нами здесь, в Израиле, четыре года назад. 

Накануне праздника мы гуляли с моим мужем Зеевом по нашему Кармиэлю недалеко от дома. Обычно в Суккот все дружно воздвигают шалаши семьями или зовут на помощь друзей. Имеются точные указания, как шатер должен выглядеть. Каждая деталь в его строении имеет глубокий духовный смысл. 

В нашем микрорайоне есть прекрасная аллея и небольшие лужайки возле четырех- и девятиэтажных домов, и везде кипела работа. И вот у нас зародилась идея. При первой же встрече с друзьями мы ею поделились. Дело в том, что шалаш испокон веков служил местом, где кушают, спят, но шалаш на Суккот – это еще и место, где принимают гостей. На трапезу приходят члены семьи и друзья, но и совершенно посторонним людям вход не запрещен.

В прежние времена у странников не было проблемой постучать в дом и попросить стакан воды, а то и ночлег. В наш закрытый век двери и сердца не открываются так быстро. Наша идея состояла в том, чтобы мы – неприглашенные и совершенно незнакомые – пришли бы в шалаши к людям, которых никогда не встречали прежде. Было интересно, как произойдет интеракция? Как традиция проявит себя в наши дни?

Друзья приняли идею хорошо, хотя мы, конечно, переживали, как и что будет. Сообща составили рабочий план. Мы с мужем, ответственные за его реализацию, в первые дни праздника специально ходили по микрорайону присмотреться, где и когда люди оживляли своим присутствием шатры.

И вот этот вечер настал. Нас одиннадцать человек, приехавших из Аргентины, Казахстана, Польши, Румынии, и тех, кто родился здесь, в Израиле, но их предки были выходцами из Турции, Германии, России или Марокко. Короче – сплошной еврейский интернационал.

Мы разделились на пары и условились об очередности: кто за кем будет заходить в заранее намеченные шалаши. Проводив всех с радостью в сердце, мы остались втроем: Зеэв, наша подруга Иби и я. Перед нами с двух сторон аллеи находились красивые, но не освещенные шатры. Было понятно, что они пусты. Мы стояли совершенно обескураженные: это же надо! Обо всех побеспокоились, а нас самих судьба вот так обидела! 

Недалеко от нас на скамейке сидела группа мужчин из Эфиопии. И вдруг они направились к нам и тихо, как у них принято, спросили, не хотим ли мы зайти в их шатер? Мы втроем с детской радостью закивали головами. Оказалось, что один из неосвещенных шатров принадлежал как раз этой семье, и они, будто в сказке, сидели и только нас и ждали.

И тут началось! Они подозвали детишек, что-то им сказали, и те исчезли в мгновение ока. Минуты не прошло, как шатер осветил всю лужайку. Сарафанное радио сработало, и женская половина этой прекрасной семьи появилась на лужайке с угощениями в руках. 

Шатер ожил, и нас торжественно пригласили зайти внутрь. Ребятишки заполнили все места между взрослыми. Шатер был достаточно большим и вместил всех. Нас, гостей, разглядывали с любопытством и доброжелательностью. Никто не спрашивал, зачем мы пришли. Всё было естественно и понятно, как будто мы уже не первый раз сидим вместе за общим столом.

Мы быстро перезнакомились и обсуждали, как отмечается Суккот в той стране, откуда мы приехали. Иби – из Румынии, из Трансильвании, мы с Зеевом – из Закарпатья. Хозяева шатра эмигрировали из Эфиопии через Судан, и у них были свои истории. Свет отражался в глазах слушателей и рассказчиков, мы все просто купались в море взаимопонимания.

«Как бы так усадить всё человечество в один шатер мира, чтобы время остановилось, и не было преград между нами», – эта мысль не покидала меня весь вечер. Из шатра мы вышли совершенно другими, чем туда вошли. Мы отчетливо почувствовали себя одной семьей со всеми этими людьми. Было жаль расставаться.

В восемь вечера мы, все одиннадцать человек, собрались в кафетерии в центре города. Боже, как все изменились за эти два часа! Глаза у друзей блестели от восторга, рты не закрывались. Немного успокоившись, мы начали делиться впечатлениями.

Все остались очень довольны тем, что мы своим присутствием принесли радость хозяевам шатров. Дали им возможность проявить любовь к тем, о существовании которых они еще накануне не догадывались. Через восторженные рассказы друзей каждый из нас как будто побывал еще в четырех шатрах. 

Больше всего нас впечатлили рассказ Леночки, которая за двадцать лет в Израиле впервые гостила в праздничном шатре. Настолько была занята работой и семьей, что некогда было по гостям ходить. Ей и Ротему, который был с ней, попались очень хлебосольные, добросердечные хозяева. 

Мы все лучились радостной энергией. И всем нам вспомнился в тот вечер особый смысл, который придается покрытию суккотнего шатра. Крыша, сделанная из сухих, ненужных стволов и листьев, напоминает всем нам, что мы обязаны приподнять любовь и добросердечность к другим над собственным самолюбием и самомнением. Понять, что в жизни главное.

More from Габриэлла Бар
Каждый человек одарён
У каждого человека – свои способности, и очень желательно знать, как их...
Read More

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *