Цифровой след человека

В конце каждого года, в декабре, мы заполняем бланки для налоговой инспекции. Каждый год одни и те же ответы на одни и те же вопросы. Фамилия, имя, дата рождения, семейное положение, адрес и прочее. Обычный безликий бланк, каких множество в разных конторах.

В офисе женщина заполняет бланк. Видны только руки и бумага: в бизнесе интересы личности никого не волнуют.

 

Но почему никто и нигде не спрашивает: «Что вы чувствуете? Как отношения с коллегами? Всё ли в порядке дома?» Может, хоть в Небесной канцелярии этим поинтересуются?

Представила себе момент, когда уже в конце жизненного пути перейду этот невидимый рубеж – «до» и «после». Там придется заполнять другие бланки? Отвечать на другие вопросы? Интересно, смогу ли я рассчитывать, что меня отправят в рай?

Суть жизни человека

Вот две двери с соответствующими надписями. Перед ними сидят Защитник и Обвинитель. Они задают вопросы, чтобы решить, кого куда определить. Моя очередь.

– Первый вопрос: ты довольна прожитой жизнью? 

– Если честно, то частично … У меня была чудесная мама. Прекрасные бабушка и дедушка. Я жила в большой квартире. Меня красиво одевали. Водили в театры. Возили на море.

– Что-то в детстве было не так?

– Когда мне было три года, родители развелись, и я уже не чувствовала заботу отца. Я часто болела, а он не навещал меня.

– Ты не пыталась с ним общаться?

– Я же была маленькая.

– А потом, когда выросла? 

– Много лет обижалась на него. Как-то мой сводный брат устроил нам встречу в зуме. Поговорили. К тому моменту я не видела отца 55 лет. Страшно подумать. После этого мы стали общаться. 

– Чья заслуга?

– Не моя.

– Жалеешь? 

– Не знаю. Прожила без него большую часть жизни. При встрече ничего не екнуло.

– А юностью своей ты довольна?

– По большей части, да. Было много друзей. Хорошая школа. Нормальные отношения с одноклассниками. Интересы? Спорт, танцы, влюбленности…

– Было что-то плохое?

– Даже не знаю, что сказать. Однажды поссорилась с лучшей подругой. Ждала от нее извинений… 

– Почему сама не сделала шаг навстречу?

– Но ведь это она меня обидела.

– А ты такая гордая, что готова из-за своих амбиций потерять подругу?

– Тогда я об этом не думала. Спустя годы, конечно, жалела, но было поздно. 

– Ну, а в замужестве была счастлива? 

– И да, и нет. Муж был хороший. Трудяга. Не пил, не курил, не оскорблял, заботился. Но отношения у нас были какие-то прохладные. Любовь быстро закончилась, сошла до взаимного терпения.

– Почему же ты не сохранила любовь? 

– А что, только я должна была сохранять? Да, я понимаю, от женщины многое зависит. Но тогда я не хотела ни в чем уступать. Обвиняла в холодности только мужа. Надо было, наверное, усмирить свой характер. С уважением относиться к его мнению, определить общие интересы. Но я считала это ниже собственного достоинства.

 Интересы детей – интересы семьи

– Расскажи о детях.

– У меня замечательные дети. У обоих высшее образование, оба занимают высокое положение. Да, это моя заслуга.

– Муж, родители ни при чем?

– Ну, как же…  Все вкладывались. И материально, и физически. Но я думала, что я больше… Господи, сколько же ошибок на моем счету!

– Дочка хорошая?

– Своенравная немного и не очень теплая. Завуч в школе. Постоянно занята. Может подолгу не звонить, а потом как ни в чем не бывало попросить о помощи. Догадываюсь, какой будет следующий вопрос: кто виноват? Опять я? Но почему? Бессонные ночи, забота, тревоги – это всё не в счет? 

– Что-то упустила…

 – Что? Недодала душевного тепла? Подождите…Ответьте  мне…В ее разводе тоже есть моя вина? Да, я часто критиковала зятя, но он этого заслуживал. Как же так?! Ошибка за ошибкой! Я даже не предполагала…

очка разводится, она в слезах. Ее муж не выдержал критику и равнодушия к его личным приоритетам

Обвинитель молча слушал.

– Сын у меня совсем другой. Нежный, предусмотрительный. Он доктор химических наук, преподает в университете. С ним промашек не было.

– Ты уверена?

– Теперь уже нет. Вот выясняется, что зачастую мы думаем о себе лучше, чем есть на самом деле. По-другому, наверное, думать не умеем.

– А работой ты была довольна?

– В детстве хотела только танцевать. Но мама сделала выбор за меня, и я стала дизайнером. Не могу сказать, что это плохо. Работа меня даже увлекала. Было много интересных проектов. Думаете, нужно было настоять на своем?

– Нет, всё было предопределено заранее, – заметил Защитник.

– Я этого не знала…

– Как складывались отношения с коллегами?

– Довольно уважительно. Бывали, конечно, конфликты. При обсуждении проектов мне всегда хотелось, чтобы именно мое мнение было принято. Если этого не происходило, я сильно переживала, даже болела. Мне было тяжело принять поражение, осознавать, что кто-то успешнее меня. Знаю, надо уважать мнение других, прислушиваться, ценить опыт. Но как можно согласиться, что тебя кто-то победил?!

– А внуки? Ты их любила? Кажется, тут у тебя всё нормально, – заметил Защитник.

– Я их обожаю… обожала! А теперь я хочу спросить вас. Получается, моя жизнь – это сплошные ошибки? Не сумела выстроить отношения с сослуживцами, собственными руками убила любовь к мужу, испортила жизнь дочери? Какой же приговор меня ждет? 

– Я всего лишь Обвинитель – не Судья. И последний вопрос: хочешь ли ты повторить всё сначала? Если да, то почему?

– Хочу, если можно. Постараюсь бережнее относиться к людям, быть снисходительнее, добрее. Не ранить, не обижать и не обижаться. Не навязывать свое мнение. Хочу научиться открывать свое сердце, в конце концов, и любить по-настоящему!

– Попробуй! На этот раз у тебя получится!

–  У меня будет шанс?

Служащие дали понять, что аудиенция закончена. 

Человек в движении: его интерес к другим людям и интерес общества к его личности делают жизнь полноценной.

Интерес общества к личности

Что и говорить, по сравнению с Небесной канцелярией, вопросы в обычных бланках намного проще и ни к чему не обязывают. Но так хочется, чтобы кому-то было небезразлично твое существование, чтобы окружающие интересовались тем, что ты чувствуешь. Хорошо тебе или плохо? Самой проявлять интерес и заботу.

Сегодня, когда почти вся информация о человеке оцифрована, создается впечатление, что самого человека вообще нет – только голые данные в файлах с алгоритмами в облачном хранилище. Как личность он как бы не существует. Только цифровой след. Грустно.

Что и говорить, по сравнению с Небесной канцелярией, вопросы в обычных бланках намного проще и ни к чему не обязывают. Но так хочется, чтобы кому-то было небезразлично твое существование, чтобы окружающие интересовались тем, что ты чувствуешь. Хорошо тебе или плохо? Самой проявлять интерес и заботу.

Сегодня, когда почти вся информация о человеке оцифрована, создается впечатление, что самого человека вообще нет – только голые данные в файлах с алгоритмами в облачном хранилище. Вот и весь интерес к человеку. Как личность он как бы не существует. Только цифровой след. Грустно.

Я закончила заполнять бланк налоговой. Еще раз проверила, всё ли правильно и в самом конце дописала от себя: «Пусть у вас всё будет хорошо!» Там, на обработке информации, сидит человек, которого тоже оцифровали, и он тоже, как личность, никому не интересен…

Также пишет Александра Петрутик
Мне – мое, тебе – твое
Несколько лет назад я отдыхала в Словакии. Там много достопримечательностей, и одна...
Читать статью...

Ваш адрес email не будет опубликован.