Принуждение к борщу

  Борщ, он как кунг-фу. Ты можешь готовить его всю жизнь, но так и не достигнуть уровня бабушки (просторы Интернета).                                              

Десятилетний Антоша был хорошим мальчиком. Он рано начал читать, учился на одни пятерки и старался радовать маму. А еще он был старшим братом, что накладывало на него определенную ответственность – быть примером для семилетней сестры Оленьки. В общем, Антоша всегда делал всё так, как говорили старшие, и защищал сестру. 

И вот – ура! Наступили каникулы, и в гости приехала бабушка. Ну, а бабушка, как все бабушки, готовила очень вкусный борщ. Как-то раз они с мамой поехали по делам, оставив Антошу за старшего, и наказали, чтобы дети обязательно пообедали.

Антоша разогрел борщ, разлил по тарелкам и пригласил сестру за стол. Сам навернул две тарелки вкуснейшего, горячего, ароматного борща. Но в планы Оленьки это явно не входило. Она проглотила две-три ложки борща и отставила тарелку в сторону. Вот бутербродик бы всухомяточку – это она любила. Оленька была в хорошем настроении, напевала песенки и ждала окончания обеда.

– Ну, давай доедай и пошли погуляем, – сказал Антон. 

– Не, я не буду больше, – сестра собралась выйти из-за стола.

– Доедай, – остановил ее Антоша, – еще посуду мыть надо. Мама сказала всё съесть и посуду помыть.

Оля осталась наедине с борщом, а Антон вышел пока поиграть с мальчишками во дворе. Вернувшись через полчаса, Антон увидел ту же картину, – борщ остался в тарелке. 

– Ну, ты чего? Мама сказала надо всё съесть. Не будешь есть, я тебе этот борщ за шиворот вылью. – Антон помнил, что на него эта шутливая угроза взрослых действовало безотказно, обычно он сразу всё съедал. 

Но Оленька отказалась – то ли была не голодна, то ли не было настроения. И вот они начали спорить о том, съест она этот борщ или нет. Бесконечно долго длился этот спор, пока Антоша не изловчился и не вылил остатки борща из тарелки за майку Оленьке. 

«Справедливость восторжествовала, – подумал Антоша. – Так будет всегда, если сестра не будет слушать маму. И чего это Оленька не любит борщ? Он же вкусный. Странная она. Только вот который вылил, жалко…»

«Надо же, вспомнилось через тридцать-то лет», – подумал Антон Иванович, стоя в очереди в аптеке. Вспомнились глаза Оли, полные слез от обиды и непонимания. И укоры взрослых, когда они вернулись и сказали, что он был сильно неправ. Тогда это стало для него настоящим шоком. Ведь как же так? Он же делал всё правильно, как было сказано,– поесть и помыть посуду.  

– Вам витамины для взрослого или для ребенка? – вежливо уточнила фармацевт.

– Для взрослого ребенка, – неловко пошутил Антон Иванович.

По глазам фармацевта он понял, что шутка не прошла. Он купил лекарство и вышел из аптеки. Но фармацевт как будто задала ему лично ключевой вопрос. И он задумался. А ведь и правда, человек может остаться ребенком по уровню своего развития и так и не повзрослеть. Меняется только стоимость машинок, куколок, домиков, колясок, самолетиков, стрелялок. 

Односторонний взгляд на жизнь, привитый в детстве, останавливает развитие человека, он так и остается в песочнице – в своих догмах, которые к тому же пытается навязать всем вокруг. 

Пожалуй, человек взрослеет только тогда, когда начинает воспринимать и уважать противоположную точку зрения, а не заливать любимый борщ за шиворот окружающим. Для себя Антон вдруг понял со всей очевидностью, что самое главное, чему нужно учить детей, пока они маленькие, это разговаривать в любых ситуациях, мириться и уступать друг другу. 

More from Виталий Шахов
По обе стороны снегопада
Декабрь. Город. Предновогодняя суета. Всё надо успеть.  Выходим на финишную прямую в...
Read More

Ваш адрес email не будет опубликован.