После пожара

«Однажды шторм закончится, и ты не вспомнишь, как его пережил. Ты даже не будешь уверен в том, закончился ли он на самом деле. Но одна вещь бесспорна, когда ты выйдешь, ты никогда снова не станешь тем человеком, который вошёл в него. Потому что в этом и был его весь смысл».

Харуки Мураками.

Олег сидел в своем кабинете и лениво листал в смартфоне новостную ленту. Он уже  неделю ждал встречи с риэлтором. Его детская мечта о квартире в доме на набережной, на Бабушкина 8, вот-вот должна была осуществиться. В советское время это был генеральский дом. И в детстве Олег даже два раза был в подъезде этого дома. Как тогда впечатлили его широченные лестницы, цветы на полу и подоконниках, и запах!

Он до сих пор помнил этот удивительный запах карамельного кофе. Именно тогда он пообещал себе: «Когда-нибудь я обязательно буду здесь жить».
За последние десять лет у него три раза был шанс купить здесь квартиру. Но каждый раз то денег не хватало, то ипотеку не давали. А сейчас все звезды сошлись. Он вот-вот должен был встретиться с собственником квартиры.
Вдруг резко распахнулась дверь кабинета, и влетел Игорь Касьянов:
– Олег Анатольевич! Я должен срочно ехать к родителям! Пожары уже к ним подбираются. Надо ехать спасать!
– Какие пожары?! Ты о чем? – Олег оставался невозмутимым.
– Ну как же?! У нас в области уже неделю лесные пожары бушуют. Разве Вы неслышали?
– А, ну да. Олег вспомнил свой последний разговор с матерью. Она тоже говорила о пожарах в соседнем районе и была испугана.
– Так у тебя же презентация, Игорь. Она готова?
– Олег, да какая к черту презентация?! У меня родители горят! – Игорь развернулся и выбежал из кабинета.
Олегу не было никакого дела до пожара. Но то, что его сотрудник просто поставил егоперед фактом и ушел с рабочего места, вызывало в нем нарастающее раздражение.
Тут зазвонил мобильник. «Андрей риэлтор» – увидел Олег на экране и сразу же забыл обо всём: и о работе, и об инциденте с Игорем.
– Наконец-то! – Он так ждал этого звонка. – Получилось договориться о встрече с хозяином квартиры, – услышал Олег. – Сегодня в 17.30. И у хозяина, после нас, будут еще два клиента. Так что, нужно обязательно сегодня сделать конкретное предложение: и по деньгам, и по срокам. Иначе квартира может уплыть.

Неужели мечта его детства так близко? На расстоянии вытянутой руки! Олег нервно ходил по кабинету, пытаясь унять нетерпение. Мечта его детства плывёт к нему в руки.
И в этот момент опять звонок. «Олег, сынок!» – в трубке звучал голос мамы.
– Уже Нютово горит – соседняя деревня. И ветер не утихает. Люди говорят, к вечеру пожар до нас дойдет. Ты можешь приехать?
Олег замешкался. Мама была явно напугана, и он начал её успокаивать:
– Мам, всё будет нормально! Сейчас видел кучу пожарных, вертолеты МЧС поднимаются. К вам летят. Не беспокойся ты так! Там сейчас все потушат, никакой пожар до вас не дойдёт!

 

Олег как мог успокаивал мать. Сегодня он никуда не мог уехать из города. У него в 17.30 назначена главная встреча всей его жизни. И он уговаривал себя, что именно поэтому ему пришлось солгать матери и про пожарных, и про вертолёты. Никакой пожар не может помешать ему в реализации его мечты. Ведь квартира на Бабушкина 8 сама плывет ему в руки. Но тут в кабинет вбежала секретарша Людмила.
– Олег, у нас весь этаж собирается в Нютовский район волонтерами, пожар тушить. Там не хватает народу. Мы тоже решили ехать со всеми.
– Там что, настолько всё серьёзно? – спросил Олег.
– Там уже целая деревня полыхает. Школа, сельсовет. У тебя же родители в Сосенках живут. Это совсем рядом. Поехали с нами!
– Люда, не могу! У меня срочная встреча. Олег старался не поддаваться проникающей в сердце тревоге.
– Ну, так перенеси встречу! Ситуация экстренная!
– Не могу, Людмила! Не могу! Это встреча всей моей жизни!
Секретарша выскочила из кабинета. «Черт! Как же это всё не вовремя!» – вслух выругался Олег.
После некоторого колебания Олег всё же набрал риэлтора: а вдруг удастся перенести встречу. А тот сразу в ответ:
– Я уже хотел вам звонить. Хозяин квартиры хочет встретиться пораньше, в 16.00. У него там ещё один клиент. Я настоял, чтобы мы были первыми. Вы сможете к 16-ти подъехать?
Олег растеряно молчал в трубку. Он боролся со своими противоречивыми чувствами и не знал, что ответить.
– Олег, Олег? Вы меня слышите? – пару раз переспросил риэлтор.
– Да, я вас слышу. Андрей, но у меня чрезвычайная ситуация: пожары подбираются к деревне, где живут мои родители. У меня все сотрудники уехали туда волонтерами пожар тушить. Вы сможете перенести встречу на завтра? – У Олега ещё теплилась надежда на благополучное разрешение этой проблемы.
Андрей резко ответил:
– Олег, в этом уже не будет смысла! У него кроме нас еще три клиента. Сегодня квартира уйдет с рынка, поверьте! Все-таки подумайте еще раз. Встреча через три часа. Перезвоните мне потом. Риэлтор положил трубку.

Приподнятое настроение Олега сменилось тревогой: крушение надежды, безвыходное положение… Он вышел в коридор и понял, что весь этаж был пуст. «Неужели все уехали? Неужели ни у кого нет дел?» – подумал он.
«А чем я там помогу? Там народу и так тьма. Я буду только путаться под ногами. Я должен попасть на встречу! Сразу после неё поеду к родителям и заберу их. Да, точно! Так и сделаю». – У Олега созрело решение.
Он тут же перезвонил риэлтору: «Андрей, я буду в 16». И тот ответил: «Отлично! Буду ждать вас возле подъезда».

«Надо успокоиться», – решил Олег и включил телевизор. «Горячий ароматный кофе всегда приводит мои нервы в порядок», – подумал он, подставляя любимую большую чашку под струю кипятка.
Но то, что он увидел на экране, просто потрясло его. Столбы огня, обгоревшие постройки в деревнях, мечущиеся люди, плачущие дети, пожарные на лестницах…
Резкая боль выдернула его из экранной действительности: чашка переполнилась, и кипяток залил руку.

– Ожог, как больно! – Как будто через расстояние, сквозь экран, этот пожар добрался до Олега и заставил почувствовать боль людей, на которых обрушилось бедствие. Пытаясь унять бешеное биение сердца, он задавал себе только один вопрос: «Мама, папа, Боже мой, как же вы там?!»
И словно в ответ на эту мысль раздался звонок. «Мама» высветилось на экране. Он схватил трубку и услышал плачущий голос мамы: «Сынок, пожар подобрался к нашему поселку! Здесь всех эвакуируют! Отец уезжать не хочет. Наши соседи тоже остаются. Будем бороться за наши дома. Пока поливаем из шланга сарай, я набираю воду во все емкости».

– Мама, там есть пожарные? – Олег тряс обожженной рукой, пытаясь стряхнуть боль: и физическую, и нарастающую душевную.
– Всего две машины, остальные Нютово тушат. Но много волонтёров. Олежка, ты очень нужен отцу!
Олег молча дышал в трубку. Он пытался настроить свой голос на спокойное звучание, чтоб чуткое мамино ухо не уловило в нем болевых ноток. Он прекрасно понимал, что должен немедленно ехать к родителям. И сам себе удивлялся, почему эта квартирка так долго заслоняла самых близких для него людей – отца и мать.
– Сынок, ты слышишь меня?
– Да, мама. Я сейчас же выезжаю к вам!

Он выбежал из офиса, сел в машину и помчался к родителям. Несмотря на резкие перепады сегодняшних состояний, он вдруг почувствовал облегчение от единственно правильного решения. Внутри что-то переключилось. Олег будто бы со стороны наблюдал за всеми утренними событиями своей жизни. И вдруг он ощутил такой жуткий стыд, который не испытывал с детства. Этот стыд проникал во все клетки его тела. Он как будто горел. Пожар стыда и горечь от осознания вины за предательство заполняли его душу и сердце. Он мчался по дороге, не вытирая текущие по щекам слезы.

Олег долетел за полчаса и увидел, что в деревне было уже полно народу, полно машин. Дальше проехать было невозможно. Олег бросил машину возле дороги и ужаснулся – полыхала лесопосадка за озером в ста метрах от деревенских огородов.
До родительского дома было буквально минут пять ходьбы, и Олег добежал бы за пару минут. Но его остановил пожарный: «Дружище, помоги со шлангами! Мужики нужны!»
Олег остановился. Пожарный тяжело дышал и ждал помощи. Пару секунд Олег взвешивал: либо он бежит к родителям, либо сейчас впрягается в этот шланг. Голова велела бежать к родителям, а руки подхватили шланг. И они вдвоём с пожарным потащили его к озеру. А потом Олег уже не мог уйти: загорелись ближайшие сараи, их потушили. Затем отстояли поселковый клуб. Он на автомате выполнял все команды пожарных и вдруг увидел мальчонку, притаившегося под крыльцом горящего дома.
«Господи, это крыльцо сейчас обрушится», – пронеслось в голове Олега, и через секунду он успел выдернуть ребенка из-под горящей балки. Всё это случилось так стремительно, что он даже не успел испугаться, передавая дрожащее тельце в добрые руки спасателей.

Олег оказался внутри огромного массового действия. Сотни людей сплотились в единый организм, чтобы бороться со стихийным бедствием. И он уже чувствовал, что должен помогать здесь. Он как будто сроднился со всеми этими людьми, которых даже не знал.

Битва с огнем продолжалась почти дотемна. А когда прилетели вертолеты, пожар был уже полностью остановлен.
В это время Олег был совсем на другой стороне деревни. Он чувствовал себя уставшим, но счастливым. Лишь тревога за родителей не оставляла его, и он думал только о них, быстрым шагом приближаясь к родительскому дому.

По дороге он видел такие же изможденные, но радостные лица людей и вдруг ощутил какую-то удивительную близость с каждым проходящим человеком. Кто-то хлопал его по плечу, кто-то кричал: «Мы победили! Спасибо друг, что вытащил ребенка». И в этом слове «мы» было какое-то особое ощущение человеческого единства.
Уже издалека Олег увидел своих родителей в группе сидящих на траве, мокрых и дрожащих, людей. Вокруг них суетились волонтёры. С отца снимали, тлеющую сбоку, мокрую одежду и укрывали его одеялом. Подбирали разбросанную во дворе утварь, распечатывали бутылки с чистой водой.
Олег бросился к родителям, мгновенно преодолев разделяющие их пару метров.
– Этот герой ваш сын? Он сегодня спас ребенка из огня. Благодаря таким как он обошлось без жертв.

Звучавшие вокруг голоса казались родными. Олег до глубины души был благодарен и этим голосам, и этим рукам, заботливо ухаживающим за его родителями. В эти мгновения он почувствовал, как вся его работа, все его проекты и эта квартира на Бабушкина 8, – всё превратилось в ничто!
Он ощутил всем сердцем и всем разумом, что этот пожар как будто, произошёл для него, именно для него! Вся его жизнь пролетела перед ним в одно мгновение. Он пытался проанализировать, а была ли в его жизни забота о других людях, переживал ли он с ними их беды, помогал ли в трудную минуту? Если нет, то такая жизнь ничего не стоит.
Он вошёл в этот пожар одним человеком, а сейчас стал другим. Он как будто только сейчас почувствовал себя личностью – настоящим, разумным человеком.
Душа его чувствовала свою связь с другими. И он думал о них, а не только о себе.
«Как ты, сынок?» – спросила мама, прислонившись к его испачканной сажей щеке.
«Теперь все хорошо» – ответил Олег и обнял мать.

Автор статьи
Также пишет Ильдар Якупов
Не мог уступить – не умел и не хотел
Валеру я встретил возле кафе «Таис» на Советской. Мы давно не виделись,...
Читать статью...

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *