Интеграл

Сегодня ночью наш кот Мики не спал, – орал. Я тоже не спал. Сквозь сон в его булькающем вое слышалось то «воды-ы-ы-ы», то «бабу-у-у-уль». То еще всякая ерунда. А мне, ко всему прочему, почему-то приснился интеграл. Как будто объясняю Мики, что интегрировать значит объединять, а он никак не поймет, только воет: «Воды-ы-ы-ы…бабу-у-у-уль…»

Во сне меня это задело до глубины души. Хотя в жизни я вполне с этим мирюсь, сам интеграл до конца не понимаю.

Проснулся, попробовал дать Мики воды, – он понюхал, отошел.
Попробовал насыпать корм, – понюхал, отошел.
Попробовал шипеть на него, как анаконда, – ноль эмоций. А раньше помогало, успокаивался. 

Весь дом проснулся. Мальчишки не в счет, – они в это время неподъемные. Все на ногах. Малая плачет. Жене утром в операционную. А он: «Воды-ы-ы-ы… бабу-у-у-уль…» Что ни делаем, как ни уговариваем, – бесполезно! Перед соседями стыдно прямо.

Утро таки наступило. Я Мики в охапку и к Володе, ветеринару.

– Да здоров он, кот твой, – заявляет Володя, – анализы, как у Стрелки с Белкой перед стартом на Байконуре.
– Володя, он кричит не своим голосом, воет он.
– Депрессия! Внимания не хватает, понимания.
– Какая депрессия, Володя, он же кот! Внимания? Да он у нас как гладильная доска. Его выглаживают и вычесывают все кому не лень. С дивана не сходит.
– Этого ему не достаточно. Он страдает, потому что чувствует отношения. 
– Какие такие отношение? Володя!

– Ну, если у вас всё в порядке, может, у соседей что не так. Сейчас с животными такое творится, не поверишь! Вон на столе стопку бумаг видишь? Это всё статьи про депрессию у домашних животных. Докторат писать можно. Судя по всему, животные сами не понимают, что с ними происходит. Как будто тоска их заедает. Оказывается, страдают из-за нас. Как практикующий врач тебе заявляю: из-за нас, из-за людей мучаются.

– Да мы ему корм самый лучший – на ползарплаты! Игрушки всякие, коврики, чтоб коготки точил. Что еще?
– Они нас чувствуют. Наше настроение, состояние. Понимаешь?
– Нет.
– Вон Сидоровна, к примеру, Петровича своего приревновала. На развод подала, а кот ее, Васька, чуть ли не в коме. И никто не понимает, почему. До этого  Васька весь двор держал, чужие коты десятой дорогой обходили. А теперь – проходной двор, иди кому не лень. Васька лежит, ни на что не реагирует, не ест и не пьет.

Я капельницу ему ставлю, а сам к Сидоровне: «Сидоровна, – говорю, – пожалей Ваську, помирись с Петровичем!» Она на меня смотрит в недоумении: «Ни за что, – говорит, – не прощу его, окаянного!» – «Ради Васьки помирись, прошу, – не отступаю я, – во дворе от чужих котов уже спасу нет. Все соседи тебе спасибо скажут. Прости ты Петровича, Сидоровна!»
– И что?
– Простила. В тот же день. К вечеру Васька уже пришельцев за хвосты таскал. Из-за нас они страдают, говорю тебе! Чувствуют они наше состояние, а что с этим делать, конечно, не понимают, природой не заложено. Мой тебе профессиональный совет – только чуткое отношение. И со своими на всякий случай поговори,  – у всех всё в порядке в школе там, на работе? Всем требуется внимание…

– Какое такое внимании, Вова? Я с утра до вечера всех своих под вниманием держу.
– Не то это. Котов мы по шерсти гладим, а человека необходимо гладить на внутреннем уровне, понимаешь? На уровне чувств и мыслей, а с этим у нас – потребность невосполнимая. Причем, у всех и ко всем. Я же практик, я тебе по фактам говорю. Объятие мысленное людям необходимо, безусловное понимание. И не только между родственниками или близкими. Между всеми! Взаимное внутреннее сближение.

Я в полном недоумении смотрю на друга, а он продолжает:
– Тоска у нас по этому подсознательная. Мы о ней не догадываемся даже. Не подозреваем, плохо нам и всё! А животные, что вместе  с нами живут, они эту тоску чувствуют. Чувствуют да воют.
– Не пойму я тебя, Вова, ей-богу, не пойму!
– Понятное дело, что не поймешь. Вот объясни своему Мики, что такое интеграл, он поймет? Вот так же и ты… 
– Володя, да о каком таком объятии внутреннем ты говоришь? Что ты имеешь в виду? Не могу я никак в толк взять! Я, кроме как с родственниками, ни с кем больше не обнимаюсь.

– Не только ты, никто этого не понимает! Если б понимали, откуда бы тогда войнам взяться да спецоперациям? Посмотри, что вокруг между людьми творится. Нам бы с головы на ноги всё поставить: не стрелять друг в друга, – это же дикость! – а мысленно представлять, что всех готовы обнять, как-то сблизиться.

От  разлада между собой мы все внутри себя тоскуем бесконечно. Только объясняем себе это по-разному, другие причины придумываем. В общем, из-за нас коты по ночам маются, из-за нас воют. 

Только по-другому думать начнешь, так Микки твой сразу и успокоится. Как врач со стажем тебе это заявляю

Автор статьи
Также пишет Евгений Винников
Неправильная война
Подростком я в Херсоне арбузы катал. На юге Украины. Абрикосы, виноград, черешня...
Читать статью...
  1. Диана

    Здорово. Даже котов зацепили своей тоской. Тоска так разраслась, что повисла материальным взаправдашным облаком. Прикрыть бы его сверху. Спасибо за рассказ

  2. Наталия

    Ну я не знаю….. Моя кошка, как только я уехала из Беларуси в Израиль не особо тосковала. На мои короткие визиты к родителям реагировала агрессивно и вечно метила мне на чемоданы. Видимо мстила так.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *