Как растут мальчишки

На тему воспитания написаны тома. Томами заполнены библиотеки, интернет-порталы, социальные сети. Но вот простой вопрос: как подружить между собой братьев? Удивитесь: «Разве бывает, чтобы братья не дружили?» Спросите у Артура – у него двойня. 

 

Кстати, о самом Артуре стоит сказать отдельно. Он натура необычайно чувствительная. Слушает Баха и читает Экзюпери. Воспитан в глубоко интеллигентной московской семье – мама преподаватель филфака, а бабушка заведующая консерваторией. 

Своих мальчиков Артур воспитывает в духе идей Великой французской революции – в любви, равенстве и братстве. Он как истинный романтик мечтает, чтобы его близнецы стали лучшими друзьями, чтобы заботились друг о друге, желательно до поздней старости. 

Однако отпрыски благородного семейства наотрез отказываются признавать принципы французской демократии. Вероятно, в силу духа противоречия они, напротив, каким-то образом впитали повадки иного, люмпенского сословия тех времен.

И вот представьте, в доме, в который сочла бы за честь ступить нога самого Дюма…  Где постоянным фоном ненавязчиво звучат фуги  Баха… Где все и всегда говорят только вполголоса, теперь всё категорически изменилось. 

Сказать, что близнецы ссорятся громогласно, – значит, не сказать ничего! Во время  междоусобных баталий они озвучивают столь невозможные в этом доме дворовые выражения, что преподавательница филфака и заведующая консерваторией вместе дружно падают в затяжной обморок. Артур при этом пьет валерьянку, приводит в чувство маму и бабушку своих близнецов и идет к ним читать очередную моральную проповедь о любви, равенстве и братстве.

Но психологи утверждают: «Увещеваниями о морали никакой дружбы не добиться!»

– Знаешь, папа, что всегда бесит? – говорит Артуру по итогам проповеди его старший.

– Что?

– Эти слащавые вопросики с подковыркой от разных малознакомых тетушек: «Любишь братика? Вы дружные ребятки?» Фу, аж тошнит! Или когда мама разнимает нас и заводит эту вечную песню: «Вы же родные люди! Ближе вас друг у друга никого нет и не будет! Как вы можете ссориться?»

– Но, Вадик! В самом деле! Как вы можете?

– Как-как? Сильно, вот как! С чего вы, взрослые, вообще решили, что мы должны дружить? Мы разные. Славик – вундеркинд, олимпиады выигрывает, через класс перепрыгивает. А я мяч весь день гоняю, меня вообще больше ничего не интересует.

На Артура жалко смотреть. В доме все запасы валерьянки заканчиваются. В поисках ответа на вопрос о братстве между братьями он с головой погрузился в интернет.

В интернете проблема братской дружбы/вражды действительно актуальна. Фантазии, что дети будут всегда любить и заботиться друг о друге, посещают не одно поколение обеспокоенных родителей. Да и как же иначе? Их тревоги базируются на многовековом опыте человечества. Как же по-другому, если не в абсолютном сплочении, можно было выжить семейному роду в экстремальных условиях прежних столетий? К счастью, вопрос выживания сегодня не стоит для нас столь остро. И педагоги с психологами лаконично советуют: «Запаситесь терпением и не вмешивайтесь!»

– А что мне с этого терпения? – восклицает мой друг Артур, рассказывая о своей тяжелой отцовской доле. – Ведь я же всегда за справедливость! Я за нее горой! Ты же помнишь, хоть в школе, хоть на кафедре, хоть в фойе театра – везде! Когда деликатно, когда не очень, но никогда и никому попирать её не позволял. А со своими детьми не работает! Вот не работает, и все тут! Ссорятся постоянно! 

Вадика накажу, а он к Славику – и тумаков! Как быть? Недавно, думаю: сбылось! Теперь я самый счастливый человек! Приезжают, значит, мои из летнего лагеря. Вадик весь в синяках – за брата перед пацанами из старшей группой заступался. Представляешь?! Я к нему: «Вадик, сынок! Какой ты герой! Настоящий мужик! Брат настоящий! Как же я в тебе ошибался…»

А он: «Ну, опять ты, папа, свое затянул! В лагере все чужие вокруг. Так одна родная душа и остается – брат. Там мы дружим. Вас-то, родителей, нет – делить некого! И в лагере нас не сваливают в одну кучу – “дети”. Там свобода!»

– Представляешь? – в сердцах вскрикивает Артур, шаря рукой по обширному животу в поисках валидола в карманах. – «Там свобода!» – он говорит! Представляешь?!

– Артур, а может к психологу, к школьному?

– Да были уже, все твердят одно и то же: «Терпение и еще раз терпение! Возраст переходный, пройдет».

И тут – эврика! – я вспомнил про одну байку, которая попалась мне как-то в Ютубе. Ее  поведал лауреат Нобелевский премии по экономике за теорию игр Роберт Ауман. 

– В детстве, – рассказывал он, – раз в неделю мама давала нам с братом сладости и делила их на двоих.

Я считал, что  брату доставалось больше. Он считал наоборот. Обижался, плакал, жаловался. Вслед за этим – ссоры, крики, кулаки. Маме, разумеется, все это порядком надоело, и в один прекрасный день она приняла гениальное решение. 

Она сказала, что все сладости теперь она отдает только мне, но делить их будет только брат. Споры прекратились тут же, то есть в мгновение ока! Стало ясно как день: хотите сладостей – договоритесь между собой. Не договоритесь – оба останетесь ни с чем. Гениально!

– Артурыч, – звоню я другу, – есть решение!

Артур доверия не выразил, но видео все-таки посмотрел. Идею подхватил. Мало того, в своей стратегии по отношению к детям он даже превзошел маму лауреата Нобелевской премии.

– В общем, расстался я с ролью третейского судьи – эдакого «папаши за справедливость», – рассказывает Артур, – теперь все проще. Хочешь мяч или пойти в новый кружок, или посмотреть кино, – пожалуйста, сколько угодно! Но только в том случае, если брат тоже согласен. Ты хочешь мороженое, но надавал брату тумаков?  Извини, значит, брат не согласится, и мороженое для тебя закрыто. Ты уговорил брата, извинился, он согласен, – пожалуйста, ешь, сколько угодно! И не надо никакой борьбы за справедливость. Если вы договорились между собой, если вы в согласии, – значит, это и есть самая что ни на есть справедливость.

Артур рассказывает, а я чувствую, как мой друг изменился. Он больше не суетится, не жалуется. Он как будто сам дозрел до роли отца своих пацанов:

– Знаешь, – говорит друг, – я теперь, когда смотрю «В мире животных», сразу это подмечаю: волчата, медвежата, тигрята – звереныши, в общем, – толкаются, грызутся, покусывают друг друга. И это все нормально, естественно! Они таким образом мир познают, своих сородичей, самих себя. Бывает весело, бывает больно. Злятся, повизгивают, дерутся. Но без этой школы детства им будет сложно потом во взрослой жизни. 

Понимаешь? А мы стараемся своих детей оградить от всего, лишая их такого опыта. Но ведь во взрослой жизни мы не сможем все время быть рядом с ними. Они должны приобрести эти жизненные навыки самостоятельно. Хочешь братства и равенства между сыновьями – воспитывай! Но не нуди, не услышат. Лучше всего как бы невзначай, ненароком пример показывай, намекай между делом, как по-мужски решить вопрос. 

И когда ссорятся, – не вмешивайся! Это я сам себе говорю. Дай им самим друг с другом разобраться. В конце концов, – добавляет Артур, – они же видят, в какой семье растут. Семья, знаешь, это как печать в свидетельстве о рождении человека. 

Я с Артуром согласен! На все сто! 

More from Евгений Винников
Продолжаем играть в детские игры
Россия завершила перевооружение и не заинтересована в новых сокращениях вооружения, которые предлагают...
Read More
Присоединиться к обсуждению

4 комментария

  1. Наталия Ярошевич

    У меня не двойняшки, а разнополые детки, с разницей в 5 лет, но проблема та же. Больно смотреть как ссорятся, и так радуешься, когда играют мирно вместе. Очень полезная статья, на самом деле, все наши нравоучения они не слышат, уже надоело. Нужно искать другой подход!

  2. галина

    Артур пытался поместить сыновей в то клише поведения, которое получил сам. Мозгами воспитывал, сердцем плохо получалось.

  3. анна

    Спасибо автору, что так подробно показал подходы к воспитанию. И действительно не надо сюсюкать и увещевать. Надо приучать детей самостоятельно решать их проблемы иногда подсказывая решение.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *