Радоновое озеро

Можно ли всё понять и простить? Всё-всё? Говорят, этому надо учиться, – здоровее будем. Для своего драгоценного здоровья учимся так извернуться мыслью и чувством, чтобы чужую подлость простить, да и свою тоже.

Человек такая тварь эгоистичная, ради своей пользы на все готов. Почему же у меня-то не всегда получается оправдать себя? Все вспоминаю один случай и ужасаюсь сама себе. В той опасной и трудной ситуации я должна была и могла, приложив усилия, изменить ее. Но я, жалея и оберегая себя, совершала одну ошибку за другой. Сейчас, через много лет, я эти ошибки отчетливо вижу.

Дочка моя, Настя, в юности увлеклась горным туризмом. Да и как не увлечься? Городок наш среди Алтайских гор расположен. Взберешься на какую-нибудь вершину и оглядишься. От красоты такой дышать забываешь.

Настя и меня привлекла к походам, заразила этой любовью. Она обучалась у опытных инструкторов и с увлечением мне объясняла все правила безопасного поведения в горах. Я только радовалась такому серьезному подходу к рискованному занятию. Попытались мы и главу нашей семьи привлечь к туризму, но он больше на диване любил полеживать.

А однажды вдруг согласился. Говорит, много где побывал в молодости с друзьями, а сюда вот еще не поднимался. Настя предложила подняться к Радоновому озеру. Ей очень хотелось набрать в нем целебной воды. У нее часто бывали ангины. И кто-то сказал ей, что если полоскать горло радоновой водой, ангина вмиг уходит и надолго, бывает, что и навсегда.

Боялась я, знала, что поход трудный, долгий, одним днем не обернешься. Значит, палатку тащить, спальники, теплую одежду и много всякой всячины, которая в однодневном походе не нужна.

Но ведь с нами Николай, он всю тяжесть на себя взвалил. А наши рюкзаки были намного легче. Настя еще приятеля своего позвала, Дениса. Парень хлипкий, а все же мужчина. Пятая – Герда, наша собачонка, которая очень любила походы.
  (Ошибка первая: я не сообщила Николаю о цели похода. Мои дочка и муж, оба молчуны, и я уставала налаживать связи между ними. Не стала напрягаться и в этот раз).

Час добирались на такси до глухой горной деревеньки, а там пешком свернули на тропу, идущую по ущелью среди высоких гор. Какую радость я чувствовала в тот момент! Со мной мои дорогие люди, и вокруг красота дикой, непричесанной природы! Ущелье залито солнцем, на склонах зеленые луга пестрели яркими цветами. Белоствольные березы – украшение любого пейзажа.

А дальше растительность становилась все более суровой: пихты, кедры, заросли высоких кустарников. Тропу часто пересекали бурные горные речки, которые приходилось перебредать, не разуваясь, по скользким камням. Течение норовило сбить с ног, и мы крепко держали друг друга за руки. Через два часа дорога стала подниматься круто вверх. Я запыхтела и стала отставать. Сердечко, подточенное простудами, давало сбои. Денис забрал у меня рюкзак и затолкал в свой.

Несколько часов подъема, и мы наконец-то наверху. Здесь небольшая равнина и глубокое озеро у подножия горных пиков, окружающих эту равнину. Вода в озере ледяная и совершенно прозрачная. 

Повыше над озером видна заброшенная штольня. Здесь когда-то добывали руду с высоким содержанием радиоактивных элементов. Потому озеро прозвали Радоновым.

Из штольни в озеро сбегал ручей. Мы развели костер, что-то сварили, поели, натянули палатку. Мне не хотелось пить воду из озера, но негде было взять другую. Я бы поискала еще ручейки, да совсем расклеилась. На такой высоте, в две тысячи метров, у меня подскочило давление. Отлеживалась весь вечер и утро, пока остальные прогуливались и фотографировались на фоне дикой природы. И только к обеду следующего дня я почувствовала себя лучше.

Муж скомандовал, что в полдень идем назад, иначе не успеем спуститься в деревню к семи часам вечера. Туда приходит из города воскресный автобус, всего раз в неделю. Опоздаем – катастрофа, жди его еще неделю, а пешком даже за сутки до города не дотопаем.

Вот тут и случился ужасный скандал. Настя заявила, что ей нужно набрать целебной радоновой воды из ручья в самой штольне. Что там вода более полезная, чем в озере.

Николай в резкой форме возразил, что подъем к штольне займет много времени, а пора уже начинать спуск. Не успеваем. На все аргументы дочери, что ради этой воды она и затеяла поход, он отвечал, что это чепуха и пора выходить. В общем, закусил удила. Но и Настя тоже. Папина дочка.

Их дальнейшее общение напоминало битву двух взбесившихся носорогов. Только что не подрались. Лица у обоих злые, упрямые, слова гневные. Из глаз искры летят, того и гляди, тайгу подожгут и меня заодно.

Пыталась их успокоить, но кто бы меня услышал в таком яростном противоборстве!

Муж у меня флегматик, обычно спокойный, покладистый. Но иногда взрывается, как вулкан, и брызжет кипящей лавой. Причем всегда неожиданно, на ровном месте. И тогда уже берегись! Мне хочется превратиться в таракана и юркнуть под плинтус.

Консенсус не состоялся, Николай рявкнул:
 – Я пошел, а вы как хотите! – и зашагал по дороге к спуску.

Настя запрыгала по камням к штольне. Денис подался за ней и Герда тоже. Я крикнула им вслед:
 – Настя, мы с папой подождем вас перед спуском!

Услышала ли она меня? Не оглянулась даже. Боялась я этой штольни. По слухам, там целый лабиринт внутри горы. Не все любопытные из него возвращались. И попадаются, мол, скрытые под водой бездонные колодцы. Идешь себе, идешь, ноги по щиколотку в воде. И вдруг – бух в колодец! Ужас!

Я бросилась догонять Николая, надеясь вразумить его. Горы, это вам не аллея в саду. А правила для туристов рождаются из множества типичных ошибок и трагических случаев. Он же сам электрик, и объяснял мне, откуда берутся правила по ТБ. За ними всегда чья-то гибель.

  В походе нельзя ссориться, нельзя разделяться без особой необходимости, если группа малочисленная. Нельзя бросать никого в горах, они полны опасностей. Скользкие камни, дикие звери, ядовитые змеи. Можно просто подвернуть ногу, и если ты один, не доползешь до людей.
  Муж в ответ на мои уговоры злобно пыхтел и плевался словами.
 – Дойдут сами! Она не одна, их двое! Никуда не денутся! А ты иди со мной! Плетешься хуже всех! Они еще нас обгонят, а из-за тебя мы и опоздаем!

Нагнал на меня страху.
(Ошибка вторая: я испугалась за себя, поверила, что меня могут бросить одну в горах. А нужно было тревожиться за мужа, который в гневе подался один вниз, навстречу приключениям. И за дочь с ее приятелем, которые, тоже в поисках приключений, вдруг вздумают исследовать лабиринт).

Я действительно чувствовала себя плохо, подташнивало. Видно, давление еще не пришло в норму, и нужно быстрее спуститься вниз. Это же такое недомогание –  «горняшка», все симптомы уйдут внизу. Я все же уселась на обочине дороги и стала ждать. Солнце палило немилосердно, а чтобы залезть в тень, нужно было подняться по косогору вверх к деревьям. Сил не было.
 (Ошибка третья: опять себя пожалела. Нельзя было уходить).

Я ждала долго, потом решила спуститься немного, надеясь, что где-то на дорогу упадет тень от кустов. Но ее не было. И я пошла дальше вниз. Я спасала себя. И наконец-то дорога делала поворот, и на нее падала тень от кустов черемухи. Я села в тенек, мне сразу стало легче. Я ждала еще долго-долго, детей все не было. А потом прибежала Герда, без них.

Я поняла, что что-то случилось. Тревога вползла в мое сердце и стала сжимать его колючими перчатками. Я не знала, что мне делать, я совершенно растерялась. Почему детей нет так долго? Что там могло произойти? В голову полезли всякие ужасы. Нужно возвращаться назад и выяснить, что там. Но это час, полтора подъема по жаре с высоким давлением. Страх скрутил меня до мучительных спазмов под ложечкой. Я боялась за дочь, я боялась за себя, и мне хотелось, чтобы рядом оказался муж и принял решение или просто успокоил меня.

Но он был где-то далеко внизу. И страх погнал меня не вверх, к дочери, а вниз, к мужу.
  (Ошибка четвертая: нужно было возвращаться наверх, пока спустилась не так далеко. Мне же хотелось переложить ответственность и усилия по спасению детей на мужа).

Я догнала Николая, он ждал в самом низу горы, у ручья, отдыхал. И я обрушила на него всю мою тревогу за дочь. Но он молчал, нам обоим было ясно, что повторный подъем на такую высоту ни он, ни я не осилим. Нужно было ждать всех наверху. Теперь и муж понял, что наш спуск без детей – ужасная ошибка. Мы сидели и ждали их вдвоем, и не знали, что предпринять.

Я вспомнила, что есть какая-то служба спасателей, их нужно найти и просить о помощи. А значит, нужно успеть на автобус до города. И мы пошли. Я плелась за мужем, с каждым шагом удаляясь от дочери и ее возможного спасения. И с каждым шагом во мне умирала, умирала часть меня. Еще несколько часов ходьбы по дну ущелья, по раздолбанной лесовозами дороге, через речки вброд, и, наконец, мы на краю деревни у автобусной остановки. Пришли вовремя, не опоздали. Еще час до автобуса.

Этот час я простояла, напряженно глядя на лесную дорогу, с безумным желанием: пусть они появятся, детки! Вдруг всё еще кончится хорошо! Вот двадцать минут до автобуса, вот десять, пять. Нет их, ну нету! Значит, нужно ехать в город и поднимать тревогу. Вон автобус уже показался. И вдруг – выходят из леса на автобусную дорогу. Детки мои! Доченька! Невредимые.

И тут вместе с облегчением я испытала жгучий стыд перед дочерью. Как я посмотрю ей в глаза? Бросила ее почти одну в горах! Какой толк от этого хлюпика Дениса? Она набросилась на меня с упреками, почему я ушла? А я помертвевшими еще губами, спросила:
 – А где вы были так долго?

Оказывается, меня искали. Я же обещала ждать! Ей в голову не пришло, что я могу уйти, оставив ее в горах. Они решили, что мы разминулись. И я ищу их в лабиринтах шахты. Они вернулись и бродили по ее страшным коридорам, звали меня, кричали, рискуя заблудиться или провалиться в скрытые колодцы.

В этой истории каждый из участников видел только свою правоту. И потому она могла закончиться очень печально. Нежелание понять другого, неумение договориться и в чем-то уступить, эта нелепая ссора, бегство мужа из-за конфликта, агрессивное поведение дочери и мой страх за себя в первую очередь – все проявила экстремальная ситуация. Я до сих пор испытываю мучительный стыд за свое поведение и ужас, представляя, что могло случиться.

Может, кто-то хочет мне рассказать про эгоизм? Что каждый человек эгоист, любит только себя, заботится в первую очередь о себе? Опоздали! Я заглянула в бездны своего эгоизма так глубоко, как со стороны никто увидеть этого не может.

Автор статьи
  1. Antanina

    Прочитала с большим интересом. Очень искренный рассказ,проникающий до глубины сердца.Все,что с нами происходит,имеет большой смысл,заставляет посмотреть на себя со стороны,развивает наше сознание и меняет наши взаимоотношения в лутшую сторону.Спасибо автору!

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *