Мы строим любовь

Так уж вышло, что природа наградила меня высоким ростом и атлетичной фигурой. Мама часто говорила: «И почему у меня не родился мальчик? Девочка должна быть маленькой и нежной, чтобы ее на руках носили. А посмотри на кого ты похожа?» 

Я смотрела на себя и видела рыжую, конопатую, озорную девчонку. Быть может, не такую красивую, как другие девочки, о которых говорила мама, но я с ними и не водилась. Моими друзьями были мальчишки. 

Замуж не любя

И вот однажды в школу пришел тренер. Как только увидел меня, сразу вцепился как в будущую чемпионку: «Я вижу в тебе огромный потенциал!» – говорил он мне. Но я не любила бегать, если не считать игры в «казаки- разбойники» с пацанами, из-за которой мама с трудом загоняла меня домой по  вечерам. 

Однако прогноз тренера оказался точен: я буквально влюбилась в легкую атлетику. Влюбилась – это значит, что она полностью заполнила мою жизнь.  «Это лошадиный вид спорта, – ворчала мама. – Для девочки самое главное  – удачно выйти замуж и рожать детей». В ответ я кривилась, но мама не отступала: «И чтобы муж тебя любил!» 

Меня возмущало: «А что же со мной? Совсем неважно, буду ли я его любить?» Но вслух я этого не произносила. Мне вообще не нравились разговоры мамы о замужестве. Я уже была замужем за «королевой спорта», зачем мне какой-то муж? 

Мама как в воду смотрела. После тридцати лет замужества мне с трудом верится, что я вышла замуж не любя. Но «ты предполагаешь, а Бог располагает». 

Мой муж, когда я впервые привезла его к родителям знакомиться, полюбился сразу всем. Высокий, красивый, коммуникабельный. Мне говорили, что я не достойна его и что лучше мужа себе не найду. В моих же глазах он был экстра самолюбом. Но меня, как он потом рассказывал, полюбил с первого взгляда: «Амазонка. Как только увидел, сразу понял, что женюсь». И женился. 

Будем рожать

Первым родился сын. Угодила всем. Мама была без ума от внука. Она так хотела сына, но не получилось, а теперь у нее есть внук. Спустя два года родилась дочь. 

На момент этой беременности начался развал СССР. Время было нелегкое для нашей молодой семьи. Мы не могли решить, оставлять ли ребенка. Все было против этого. Но в глубине души мне так хотелось девочку, что я тянула и тянула, пока все сроки истекли. Врач сказала, что теперь возможны только искусственные роды с единственно возможным исходом для ребенка и нелегкими проблемами для меня. 

Меня не надо было убеждать, что в нашем положении второй ребенок – непосильная нагрузка. Но мысленно я уже разговаривала со своей малышкой. Говорила, что буду очень ее любить, даже если она будет как пацанка.

Я прошла через психологов, которые рассказывали мне о ужасах абортов и искусственных родов. А врач-гинеколог сказала просто: «Когда ты родишь этого ребенка, то поймешь, как он был тебе необходим». Я расплакалась, потому что, кроме меня, никто не желал его появления, и это меня мучило. Тогда врач пообещала: «Я дам твоему мужу еще один шанс. Я поговорю с ним».

С трепетом ждала я возвращения мужа. Когда он пришел и увидел, в каком состоянии я нахожусь, он улыбнулся и сказал: «Ну что ж, будем рожать твою дочку. Я знаю, ты ее хочешь. Начнутся платьица, бантики, финтифлюшки всякие, но так тому и быть». 

Милое мое солнышко

Так оно и было. Именно так, как сказала мне врач. Муж души не чаял в дочке. Сам одевал ей платьица и даже пытался завязывать бантики. «Радость моя, моя сладкая, иди ко мне, мое чудо ненаглядное!» – раздавалось с порога, как только муж возвращался с работы. 

Ее рождение действительно было чудом. Если вся беременность прошла даже без токсикоза, то за месяц до родов мне снова пришлось поволноваться за мою малышку. Начались сильные боли внизу живота, которые опоясывали спину. Скручивало так, что я боялась вздохнуть. Меня положили на сохранение. И опять встал вопрос о необходимости вызывать искусственные роды. Я была в ужасе. 

Но состояние малышки было хорошим, никаких признаков патологии. И я решила, что потерплю и рожу тогда, когда она сама будет к этому готова. 

За два дня до намеченной даты отошли воды. Схватки быстро нарастали. Была полночь, вся больница спала. На мои крики откликнулась какая-то бабулька в белом халате. «Чего так кричать, милая? Иди ляг, роды еще не скоро придут…» Она ошиблась. Перед моими глазами бегали проснувшиеся врачи, на ходу надевавшие халаты. Все произошло очень быстро. Я услышала крик малышки. Моя девочка!

Меня поздравили, но в руки ребенка не дали. Я не знала, что происходит, и мое сердце разрывалось от волнения. Та же бабулька подошла ко мне и сказала: «Богатыршу родила. Да еще волосатую. В общем, она слишком быстро прошла по родовым путям. Кислородное голодание… Мы немножко позаботимся о ней, и получишь ты свою Великаншу». Она улыбнулась и добавила: «Все будет хорошо, милая, ты молодец!»

Только через четыре дня мне дали возможность увидеть дочь. Она выделялась среди всех остальных. «И правда Великанша», – подумала я, а сердце выскакивало от счастья: вес – четыре кг, рост – 60 см и длинные рыжие волосы. 

Она необыкновенная! И самая-самая красивая. Мне хотелось обнять ее, но мне не разрешили. Я сама была еще слаба. Врач, которая обнаружила проблему болей, посадила на антибиотики, по этой причине я не могла приложить свое сокровище к груди.

Вместе мы справимся

И вот прошел год. Дочка сидит на своем стульчике в центре стола – с огромным бантом, в платьице с рюшечками, в окружении шаров, улыбается, и все вокруг счастливы. Я подсела к мужу и спросила: 

– Скажи мне, что именно сказала тебе тогда врач, что приговор был отменен?

Он удивленно посмотрел на меня: 

– Что это ты вдруг об этом вспомнила?

– Потому что именно тот день можно назвать днем ее рождения. И моего тоже… 

– Она сказала, – продолжил муж, – что, если ты действительно любишь свою жену, то вы будете рожать… 

В тот момент во мне как будто что-то перевернулось. Я крепко обняла мужа и впервые, из глубины сердца почувствовала, как дорог мне этот человек. «Я очень тебя люблю», – прошептала я ему, потеряв голос от охвативших меня чувств. 

Любовь не приходит сама. Она в наших руках. Мы выстраиваем ее заботой друг о друге. Уступками во благо отношений, а не своих желаний. Действиями, направленными на преодоление любых преград между нами. Это работа. Работа каждого в отдельности и совместная, общая. 

Спасибо Вселенной, что помогла мне это понять, ведь впереди еще столько работы! Но вместе мы справимся.

More from Ольга Куркулина
На высоте – мера свободы и ответственности
Осознание  свободы и ответственности человека в экстремальных рабочих условиях формируется в коллективе...
Read More
Присоединиться к обсуждению

2 комментария

  1. Анна

    Прекрасный рассказ! Прочитала на одном дыхании. Да, настоящая любовь проявляется во взаимной заботе и преодолении любых преград.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *