Душевная работа

Слава сидел за стойкой бара и смотрел футбол. Он допивал уже третий стакан виски. Его любимый «Реал Мадрид» проигрывал 2:1.

– Козлы! Вы что, специально еле ходите? Чтобы меня добить? – думал Слава. – Мало мне развода и потери работы? 

Футбольный комментатор как всегда что-то тараторил на английском, но вдруг закашлялся и произнес на чистом русском:

– Слава Кисин, Слава Кисин! Ваше интервью завтра в 10.00 по адресу проспект Ротшильда, 22, 35-й этаж.

Слава вытаращил глаза от удивления. Это были его имя и фамилия. Потом посмотрел на виски и грустно вздохнул. Но тут комментатор повторил его имя еще раз. Слава схватил за руку бармена и не своим голосом спросил:

– Ты, ты это слышал?

– Что?

– Комментатор говорил по-русски… и мое имя…

Бармен улыбнулся:

– Смотрю, виски тебе хорошо зашло.

В такси по дороге домой Славу терзала только одна мысль: «Если это был глюк, почему я так отчетливо помню адрес?»

На следующий день без десяти десять двери лифта на 35-м этаже в доме 22 на проспекте Ротшильда открылись, и из них вышел Слава. Перед собой он увидел дверь с вывеской: «Работа для души». Он хотел постучать, но неожиданно дверь открыла симпатичная брюнетка:

– Доброе утро, Слава, заходи!

Слава сел за стол напротив девушки и у него возникло странное ощущение, что они знакомы лет сто. Девушка улыбнулась:

– Я Лена, и мы действительно с тобой знакомы. На самом деле все люди друг с другом знакомы, просто забыли об этом. 

– Извините, но может быть вы сначала объясните, как и почему я здесь?

– Да, да, конечно. Понимаешь, мы вынуждены были сделать этот трюк с футбольным комментатором, чтобы ты быстрее поверил в то, что я тебе сейчас расскажу. Мы хотим предложить тебе не совсем обычную работу. Её может делать только тот, у кого появилось в сердце необычное желание, маленькое, размером с точечку, но оно растет.

– Я чем-то заболел?

– Нет-нет, это не болезнь. Просто у тебя начала расти… душа. Ну, то есть до этого ты мог работать только физически, телом, а теперь можешь еще и душой.

Слава резко встал:

– Так, знаете что? Мне нормальная работа нужна, а не философия какая-то…

Вдруг напротив открытого окна зажужжал небольшой квадрокоптер. Лена вскочила и крикнула Славе:

– Быстро! На пол!

Но он стоял как вкопанный, недоуменно глядя то на Лену, то на дрон. Тогда она резко толкнула ногой стол, и он сбил Славу с ног. В ту же секунду над его головой просвистел запущенный квадрокоптером дротик и воткнулся в картину на стене. Лена подбежала к окну и захлопнула жалюзи. 

– Ну, теперь ты видишь, что это не философия? Есть в мире люди, которые очень не хотят, чтобы еще чья-то душа включилась в работу. Они слишком много имеют в этом мире, чтобы позволить изменить его к лучшему.

Слава снова сел на стул:

– Они что, хотели меня убить?

– Нет, просто сделать тебе укол, замораживающий точку в сердце. Три таких укола с промежутком в двенадцать часов, и твоя душа перестает расти до следующего перевоплощения.

– Ага, у вас тут еще и много жизней…

– Да, у тела. А душа одна. Она созревает в разных телах, пока не становится готовой к работе.

– К работе, да? И какая же у моей души будет зарплата?

– 300 долларов в час.

– Что?

– Да я пошутила, Слава. На самом деле каждая секунда вашей душевной работы вносит бесценный вклад во всё человечество. 

Слава встал:

– Всё понятно, я должен буду помогать человечеству безвозмездно. Супергероя решили из меня сделать? Удачи! Встретимся в следующей жизни.

Он вышел из комнаты и хотел было нажать на кнопку лифта, но вдруг двери лифта открылись, оттуда вышла уборщица и ткнула рукояткой совка Славе в живот. На конце рукоятки оказался шприц. У Славы помутнело в глазах и он потерял сознание.

Очнулся Слава в больничной палате. Перед ним сидела Лена.

– Я просто хотела тебя успокоить. Их уколы не опасны для здоровья. Но на всякий случай я вызвала «Скорую». Если все-таки надумаешь с нами работать, то у нас есть средство против одного укола. Ну, а если нет, они сделают тебе еще два укола, и ты о душе больше не вспомнишь.

Лена встала и пошла к выходу. Затем остановилась и обернулась:

– Да, кстати, насчет зарплаты. Физически счастье заработать невозможно. Только душой. Ты знаешь, где меня найти. Всего хорошего!

Слава хотел уже идти домой, но с удивлением узнал, что его могут выписать только завтра. Утром следующего дня к нему подошла медсестра и сказала, что должна сделать ему обезболивающий укол. 

– Но у меня ничего не болит, – ответил Слава.

– Врач лучше знает. Засучите рукав, пожалуйста.

– Не буду.

Вдруг медсестра с размаха попыталась воткнуть шприц Славе в шею. Но он перехватил её руку. Шприц выпал, и медсестра убежала.

Слава шел домой пешком, опасаясь ехать на такси или на автобусе, и всё время оглядывался по сторонам. 

– Может быть, просто спокойно дать себя уколоть и забыть весь этот кошмарный сон? – думал он. Но его свободолюбивая натура не соглашалась: «А что, если я отказываюсь от чего-то стоящего? Возможно, я действительно могу повлиять на будущее человечества, если за мной охотятся «хозяева мира». Хотя какое человечество?! Мне бы сначала свой быт устроить, личную жизнь, работу найти…»

Вдруг его мысли прервали гудки машин. Они сигналили старушке, которая рассыпала на пешеходном переходе пакет с помидорами и пыталась их собрать. Слава сразу кинулся ей помогать.

– Спасибо тебе, сынок, спасибо,– сказала старушка, и когда он потянулся за очередным помидором, воткнула ему в спину шприц. Очнувшись, Слава позвонил своему лучшему другу Паше, чтобы спрятаться и переждать это наваждение. 

Паша без лишних слов сразу приехал и забрал его к себе. Как в старые добрые времена, они смотрели вместе футбол, пили пиво с раками. Вечер прошел очень душевно. А наутро Паша разбудил Славу, держа в руке… шприц. Славу как током ударило:

– Как ты можешь? Ты же единственный человек в мире, которому я полностью доверял.

– Поэтому я и не уколол тебя во сне. Я по-прежнему твой лучший друг.

– Ах ты скотина!

– Слава, я делаю это ради тебя. Я сам это проходил.

– Что?

– Да, меня тоже пытались склеить эти ловцы душ, но я их послал. И, кстати, сделал себе уколы сам, и тебе советую.

Он протянул Славе шприц:

– На, покончи с этим, и все будет окей.

Слава взял шприц и швырнул его на пол. И тут же получил от Паши удар в челюсть. Паша сбил его с ног и, прижав к полу, схватил шприц.

– Эх, Славик, Славик! Совсем о друзьях не думаешь, а мне они за тебя половину долгов закроют, – и он замахнулся шприцем. Но вдруг шприц из руки Паши ногой выбила Лена. И тут же его раздавила. Слава локтем ударил Пашу и скинул его с себя.

– Дурак, – сквозь зубы процедил Паша.

Лена со Славой вышли из квартиры, сели в машину Лены. Некоторое время ехали молча. Наконец, Слава сказал:

– В этом чертовом мире никому больше нельзя доверять. Всё катится в пропасть… Хорошо, в чем будет заключаться моя работа?

– Ты уверен, что…

– Теперь да.

Лена притормозила у обочины и потянулась назад:

– Сейчас я тебе всё покажу. – Она открыла пакет на заднем сидении и, достав оттуда шприц, воткнула его в плечо Славы. Он в отчаянии посмотрел на Лену и потерял сознание.

Слава очнулся на кровати в незнакомой комнате. Перед ним сидела Лена:

– Извини, у меня не было выбора. На, прочитай сообщение, которое они мне послали, – и она протянула ему телефон. Слава недоверчиво прочитал: «Машина заминирована, шприц в пакете сзади. Ты знаешь, что с ним делать».

– Я не стала рисковать. Тем более, что вчера у нас появился новый козырь. Познакомься, это Йосеф.

К ним подошел огромный лысый старик и заговорил на удивление тонким голосом:

– Очень приятно. Я профессор химии и, на вашу удачу, вчера мы как раз успешно проверили разработанное мной противоядие, нейтрализующее действие усыпляющих душу уколов. Вы первый, кому оно реально помогло.

Лена продолжила:

– Они не знают, что человечество вошло в стадию, когда души начинают просыпаться уже у всех. Даже у профессоров, – улыбнулась она Йосефу. – Итак, Слава, давай начнем небольшой курс обучения самой важной в мире работе.

Слава медленно встал с кровати и произнес:

– Извините, но я вас не знаю и абсолютно не понимаю, о чем вы тут говорите…

Лена и Йосеф тревожно переглянулись:

– Неужели противоядие не сработало, и душа Славы теперь заморожена до конца жизни? – подумала Лена.

Но вдруг Слава прыснул от смеха:

– А, как я вас разыграл? 

Лена облегченно выдохнула.

– Юмор – дело хорошее. Итак, первая часть твоей работы – начать желать всем добра. Даже твоему Паше.

Слава изменился в лице.

– Этому гаду? Но зачем?

– Сейчас объясню. Вот представь, что ты ударился мизинцем ноги о тумбочку. – Слава поморщился. – На кого ты будешь злиться? Конечно, на тумбочку, на ситуацию. Не на мизинец же! Хотя именно он сейчас причиняет тебе боль. Так и Паша. Хоть он сейчас и приносит вред всему общему «телу» человечества, но все равно он наш «мизинец», просто больной эгоизмом. И желать ему добра означает желать ему стать нашим здоровым «мизинцем».

– Так что мне его теперь за это, целовать?

– Нет, конечно. Ты можешь с ним драться физически, но желать ему стать добрым в душе.

Слава вздохнул.

– Да уж, непростая работка…

– Это точно, профессором быть куда легче, – вставил с улыбкой Йосеф.

Лена с наигранным укором посмотрела на него.

– Ну, ну, Йосеф, не пугайте нашего нового коллегу! – и серьезно добавила, повернувшись к Славе. – Да, для нашей работы нужны большие внутренние силы. И завтра мы с тобой изучим, как их получать. А пока вот тебе усы, черные очки и ключи от твоей временной квартиры.

Слава вышел из туалета и, покрутив приклеенные усы, заметил:

– В душе-то я всегда мечтал стать Джеймсом Бондом и спасти человечество. Ну, что ж, приступим!

PS: Текст не имеет никакого отношения к пандемии и вакцинации.

More from Эйтан Линко
Любовь и молния
Недавно на нашей улице на несколько часов отключили электричество. А у меня,...
Read More
Присоединиться к обсуждению

2 комментария

  1. Слава

    Классно написал жаль что в действительности не так знал бы хоть кто твой враг а так нужно их искать в себе это тяжелее)))надеюсь будит продолжение про работу в десятке

  2. Наталия Ярошевич

    История супер!!!! Просто фантастика ( с намеком на реальность 😉) Получила огромное удовольствие от прочтения!

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *