Как приходит Учитель

Почему без смысла жизни нет смысла жить?

Где-то к 28-и годам в моей жизни наступила полоса благополучия и умиротворения. Это было время созерцания, и я задумалась о смысле своего существования. 

Вопросы

Вопросов было бесконечно много, но каждый день в особую тетрадку я записывала ответы, которые искала и находила буквально повсюду: в мокрых после дождя листьях, опоздавшем трамвае, подгоревшей яичнице, крике дерущихся ворон.

Мои друзья и просто знакомые, сами того не подозревая, отвечали на мои вопросы о смысле жизни, как могли – нечаянными фразами и поступками. А я, в моменты озарения, спешила это «увековечить», делая записи на всем, что попадалось под руку. 

Прошел год. Тетрадка разбухла от вложенных туда клочков бумаги, и мне стало страшно. Пришло понимание того, что как только закончу писать и отвечу на все вопросы, станет незачем жить. 

Может, в этом как раз и есть смысл жизни – в самом постижении? 

Понять, как устроен мир, и зачем мы в нем, а потом спокойно умереть, как говорится, с чувством выполненного долга. Но умирать не хотелось, а тетрадка все толстела и толстела.

Жизнь

В процессе трех эмиграций пропали без вести семейные альбомы, любимые книги и много чего ностальгического. Тетрадке повезло больше – она покоилась в гараже в картонной коробке со старыми документами. 

Какой там поиск смысла жизни, если приходилось просто выживать? А также устраивать личную жизнь, которая на тот момент меня совершенно не устраивала.

И тут случился виртуальный роман с одним известным журналистом. Мы сочинили пару сотен стихов друг для друга – они казались верхом гениальности и совершенства. Моя самооценка невероятно выросла. 

Выразить себя – казалось, именно ради этого стоит жить. 

Нас хватило лет примерно на семь. К тому времени мой журналист развелся и снова женился, но не на мне, а на музе помоложе. Ощущение трепета и полета сменилось неприязнью к бывшему возлюбленному и злостью на саму себя. Мою роль отдали другой исполнительнице!

А ведь за время, потраченное на удовлетворение призрачных амбиций, можно было подтянуть английский, получить новую профессию, и, прежде всего, больше внимания уделять сыну.

Счастье

Потянулись унылые будни. Уже ничего не искала и не ждала. Написание романа, который я когда-то начала, чтобы понравиться ему, решила отложить до пенсии. Сын подрастал и все меньше времени проводил дома, а то пространство, которое он занимал раньше, заполнилось одиночеством и безысходностью. Это было хуже, чем депрессия: это была тихая, но полная и безоговорочная капитуляция, осознание бессмысленности своего существования.

От скуки стала читать бульварную прессу: Мадонна, мировая селебрити, увлеклась какой-то там «каббалой». Надо посмотреть в интернете, что это и «с чем его едят». 

Ввожу в строку поиска слово «каббала» – идут какие-то тексты. Пробегаю глазами – не цепляет. Вот еще статьи Михаэля Лайтмана. Начинаю читать. Пробежать глазами не получается. Впиваюсь в текст. Несколько статей проглатываю на одном дыхании. Потом еще и еще…

Плачет мое окаменевшее за долгие годы сердце. 

Не помню, сколько прошло времени, но за окном было уже темно, а слезы из моих глаз все текли и текли нескончаемым потоком счастья. Истина.  

Истина, дающая ответы на все вопросы о смысле жизни.

More from Елена Гершанова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.