«Товарищи, дышите глубже!»

Я часто вспоминаю отца. В далекие теперь уже времена единственным местом отдыха в нашем городке был утопающий в зелени небольшой парк. Его огибала прозрачная речка с золотистым песком по берегам. И прямо по центру этой красоты возвышалась беседка, где летом проходили шахматно-шашечные баталии. 

Понятно, что это было самое посещаемое место, поскольку белорусский народ наш любил, в большинстве своем, выпить вечерком для поднятия настроения, после чего интерес к интеллектуальным играм резко возрастал. Недостатка в болельщиках никогда не наблюдалось, но наибольшее волнение вызывал мой отец, дававший здесь сеанс одновременной игры на тридцати досках каждое воскресенье.

Настоящие ценители приходили «покайфовать» и в обычные дни, когда проходили сражения по быстрым шашкам и шахматам между профессионалами. Громко раздавая советы, болельщики как бы сами участвовали в игре. «Конем, конем ходи, раззява!» – не щадя самолюбия, подсказывали они обоим противникам. Но никто из мастеров не обижался и не урезонивал крикунов.

Мастера и болельщики были необходимы друг другу. Благодаря болельщикам, нагнеталось такое поле напряжения, в котором эмоции просто зашкаливали. Публика от волнения дымила так, что дым от сигарет застилал глаза. Разволновавшись, некоторые из болельщиков пытались взять ситуацию – и заодно шахматные фигурки – в свои руки. И тогда отец спокойно говорил: «Товарищи, дышите глубже!» И это всегда действовало отрезвляюще.

Эти слова – «товарищи, дышите глубже» – сопровождали меня всю мою жизнью. Что бы ни происходило, я говорил их сам себе и всегда получал облегчение. Но сейчас, когда весь мир так скрутило, эти слова больше не действуют.

Природа взорвалась от негодования на нас, за все, что мы натворили на земле. Дальше просто некуда! Ученые вообще говорят о «точке невозврата».  

Да, мы такие. Нам бы нахапаться, забрать все у всех безвозмездно, а потом хоть трава не расти. Ну, как это возможно, что суммарное состояние первой двадцатки из списка Forbes превысило триллион долларов? Как можно было набрать такие деньги? А ведь это нашими силами – 12–ти часовым рабочим днем, когда из людей выжимались все соки. И для чего? Чтобы «хозяева жизни» могли покрасоваться в глянцевом журнале и ублажить свои амбиции? Этими деньгами невозможно даже воспользоваться по-человечески – они виртуальные, как из сказки.

Но самое главное – и поэтому возник коронавирус! – что человек уже не может

остановиться. Эгоизм достиг максимальной отметки. Полная деградация нравственности при максимальном развитии технологии. Разница между богатыми и бедными достигла ужасающих размеров. Средний класс больше не существует. В отношениях между нами ни морали, ни нравственности не осталось и в помине. И чтобы скрыть нравственную деградацию, придумали красивое название – «толерантность», то есть терпимость ко всему, что уничтожает нравственность. Ее уничтожают, а мы терпим… 

Короче, ребята, вирус пришел надолго! На первом этапе мы, потеряв профессию и квалификацию, перейдем в разряд безработных. Затем последует крах института национального страхования. А далее или разъяренные голодные толпы сметут все на своем пути, превращая нашу жизнь в хаос, или мы одумаемся – засядем за серьезное изучение законов Природы, согласимся с ними и начнем выполнять. Тогда не только вирус, любая другая напасть исчезнет, как будто ее и не было. 

Природа помогает нам остановить несущийся в пропасть поезд человечества. И мы с ее помощью приближаемся к выполнению на практике двух основных законов мироздания, о которых недавно еще не хотели даже слышать. Сначала – «Не делай другому то, что не желаешь себе», а затем и навсегда – «Возлюби ближнего, как самого себя». Так будет! Дышите глубже, товарищи!

More from Борис Гендельман

Посланник из будущего?

Facebook Twitter Pinterest LinkedInОн пугал своей предсказуемостью, а потом все изменилось, а...
Read More

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.