Мой внук – самый лучший внук в мире! Это абсолютно объективное мнение. И воспитательница им нахвалиться не может. В сад идти уговаривать не надо – сам бежит, я еле поспеваю. И, как Винни Пух, постоянно выдает интересные мысли.

Вот и сегодня я веду его в сад. 

– Дедушка, а почему раньше нас пугали волком, а сейчас вирусом? – его вопросы всегда застают меня врасплох своей неожиданностью.

– Наверное, потому, что волков осталось мало, а вирус везде.

– А я ни разу его не видел.

– Конечно, он же очень маленький.

– А если он маленький, что он может мне сделать? Я его просто прихлопну, – уверенно заявил Вова. – Я рассмеялся. Ну что тут ему ответишь? – А вот Мария Петровна говорит, что если мы будем дружить и хорошо себя вести, то вирус нас не тронет…

– …и прихлопывать не придется, – поддержал я. – Твоя воспитательница правильно говорит – надо дружить, – говорю я внуку, а про себя не без иронии думаю: «И при чем здесь одно к другому?»

Так, обсуждая проблемы невидимого вируса, мы подошли к Вовиному саду. И тут нас ждал неприятный сюрприз: вход преграждали две красные ленты и объявление, что сад закрыт на карантин, а всем детям и их родителям необходимо срочно пройти проверку на ковид.

– Вот и до твоего садика он добрался, – со вздохом констатировал я. Вирус для нашей семьи перестал быть виртуальным.

До ближайшего проверочного пункта мы, разочарованные, шли молча – каждый, погруженный в свои мысли. В медпункте я сообщил, из какого садика нас сюда направили, и у нас взяли анализы. А затем медсестра предупредила, что все домашние тоже должны пройти проверку, и нам было предписано немедленно вернуться домой до дополнительных сообщений.

– Что случилось? – поинтересовался я.

– Ваша воспитательница в реанимации, – сухо ответила медсестра.

– Еще вчера я с ней разговаривал. Она была весела и здорова…

– Это было вчера, – деловито заметила медсестра,  – а вы с ней разговаривали…

Мы пошли домой.

Впервые с начала пандемии статистика коснулась меня лично. Внутри немного похолодело. В голове крутились хаотичные мысли, и совершенно не хотелось говорить. Вова тоже сосредоточенно думал. Наконец, у него созрела мысль, и он нарушил молчание:

– Что такое «ренимация»?

– Реанимация – это отделение в больнице, где лечат очень больных.

– Мария Петровна плохо себя вела?

Меня этот вопрос ошарашил:

– Почему ты так спрашиваешь?

– Она же говорила: «Кто будет плохо себя вести, того вирус заразит».

Я вдруг почувствовал, что мой жизненный опыт мешает мне найти правильный ответ. Вопрос вернулся, но сейчас мне было не до иронии. Есть факт. И у него есть причина. Одним иммунитетом не отделаешься. Нормальные вирусы действуют либо зимой, либо летом, а этот, как с цепи сорвался. Не найдя подходящего ответа, я решил не дорожить статусом мудрого в глазах внука и задал встречный вопрос:

– А ты как думаешь?

– Ну, она меня иногда ставила в угол… – начал вспоминать Вова.

– Так она плохая?

– Не-е-ет, – спохватился он, – это я плохо себя вел. Я не хочу, чтобы Мария Петровна болела. И откуда только взялся этот вирус на нашу голову?!

Я хотел было рассказать о злом мировом правительстве, провокации, утечке из секретной лаборатории и прочем, что на выбор предлагал интернет, но не засорять же этим внуку мозги?

– От природы, – не соврал я.

– Из леса, как волк?

– Лес – это, конечно, природа, но не только лес. Природа – она все родила: Землю, звезды, солнце. Поэтому и называется «приРОДА».

– Как мама?

– Да, получается, как мама, только для всех.

– А зачем природа родила нам вирус? Она на нас обиделась?

– Наверное, ты прав. Мы же «не ждали от нее милости», а сами брали, брали, брали – все, что могли. Вот она и дала: мол, берите и это…

– Если она, как мама, значит с ней можно поговорить, попросить прощения?

– Попросить, конечно, можно. А за что просить прощения?

– За то, что мы плохо себя ведем, берем все без спроса и не дружим, – уверенно заявил Вова.

Этот упрек меня задел, потому что касался и меня тоже. Поведение людей и мое лично, не назовешь хорошим и дружелюбным. Но что тут поделаешь? Такое ощущение, что в нас сидит кто-то и постоянно портит нам жизнь – мешает «дружить». Я вспомнил слова медсестры: «Сидите дома до дополнительных сообщений!» – Да, раз не умеете «дружить», – «сидите дома».

Хороший все-таки у меня внук! Не дает он скучать нейронам в моей голове и всю дорогу думает о своей воспитательнице. Я прожил больше половины жизни, но какой я «маленький» перед ним!

– Деда, а если мы будем хорошо себя вести, Мария Петровна выздоровеет?

– Если мы будем правильно себя вести, никто не заболеет и Мария Петровна, будем надеяться, выздоровеет!

More from Георгий Шпитальник
Мужчина и женщина
Эта картинка бродит по Интернету уже несколько лет. У всех она вызывает...
Read More
Присоединиться к обсуждению

1 комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *