Время гениев прощается с нами

Вливаясь в стаю, саранча меняет образ жизни.
У саранчи есть два сменяющих друг друга периода – одиночный и стайный. В одном насекомые живут поодиночке, а в другом – объединяются в стаи. Причина объединения — поиск лучших условий. В стае у насекомых исчезают взаимная агрессивность, проблемы с питанием. Переход из фазы в фазу вызывает изменение в качестве жизни саранчи: насекомые начинают «смотреть на мир другими глазами».
Такие примеры природы показательны. Из них явно видно, что объединение индивидуумов в сообщество меняет природу каждого. Придаёт новые качества, которые в нем одном никогда бы не проявились. Получается, что отдельные особи и их объединение в единое целое, находятся на разном уровне развития.
Объединение — это более высший порядок развития. Создается коллективный разум, что позволяет животным избежать опасностей, быстрее искать пищу или партнера. Коллективный разум возникает у социальных животных, — тех, кто объединен в стаи, стада. И если его недостатает, то угроза исчезновения вида резко возрастает.
А что же у людей? Что происходит у нас?

«Мышление – самое одинокое дело на свете». Мераб Мамардашвили.

Человечество сформировалось в огромную глобальную систему. Мозг человека постоянно получает команды из окружающего поля – общества. Какие команды оно дает, те и выполняем. Мы не можем мыслить в отрыве от окружения. А оно представляет собой общество прогрессирующей разобщенности, общество убежденных одиночек. Такое состояние общества подается как наилучшее. Нужно жить для себя. Такова реальная социальная практика. Поощряемая и внедряемая.
Поэтому человек похож на одинокого волка. Одинокое, из-за своей эгоистичности, состояние ума. Собственное мнение является опорой его существования. Человек считает, что мыслить он может только один. А если вдвоем, или более, — это временная рабочая связь.
Сегодня эта эгоистическая система отношений охвачена кризисом. Кризисом нашей привычки мыслить одиноко. Привычки жить, чтобы потреблять, крутиться, чтобы удовлетворить свои желания, вести свой образ жизни.
В греческой трагедии существовал персонаж, определитель – хор. Есть такой пример: герой спрашивает: «человек, который всю жизнь стремился к Богу, кем он стал в момент смерти? Богом? Или остался человеком»? Ответ хора: «И не тем, и не другим».
Почему? Потому что был одиноким в своем стремлении…
Науке хорошо известно, что человек – существо абсолютно социальное. Как стадные животные. Он не может мыслить вне социального контекста. И без живительных соков среды обитания он исчезнет как вид.
Но все наши социальные связи построены на эгоистическом фундаменте: использование другого ради себя. Если человек  заботится только о себе, то такая социальная связь неправильна. И тогда общество сотрясают постоянные проблемы, раздоры и войны. Рождаются индивидуалисты, замкнутые, закрытые от других в рамках своего одиночного мышления. Ведь направлено в себя, в самоудовлетворение. Интровертно.
Этот недостаток – одиночество человеческого мышления, должен стать направлением, подсказкой, к какой форме существования должно стремиться человечество.
Происходящие в мире глобальные изменения выстраивают нам новый вектор развития – курс на объединение, сотрудничество, заботу каждого обо всех. Это принципы изменения всей жизни, переход к иной системе связей и взаимоотношений: беспокойстве о другом и любви к нему.
Но мы сопротивляемся новизне. Мы полагаем, что индивидуальная мысль способна изменить мир к лучшему. Восхищаемся гениальными учеными, философами. Но жить становится все хуже. Если мы продолжаем цепляемся за то, что было успешно в прошлом, мы все ближе приближаемся к провалу.
Потому что, если мы хотим архитектурно менять мир, то надо стать способным к сотрудничеству. То есть к коллективному мышлению, коллективному сознанию. Обрести общие убеждения, которые свяжут нас.
Коллективный разум – это не коллегиальное решение. Коллективный разум – это условие консолидации общества, объединения, интеграции. Тем самым создаются в нем и раскрываются такие социальные связи, поддержки, благодаря которым общество поднимается выше в своем развитии. Переход от индивидуального к системному мышлению является качественным скачком внутри человека, следующим этапом его развития. Он получает способность видеть причинно-следственные связи, пронизывающие всю систему человеческих отношений.
И это не утопия. К этому ведет нас общемировой кризис.
 

Написано
Больше от Влад Рутус

Горе от ума. Роль «Чацких» в современном мире

«Чацкий начинает новый век — и в этом все его значение и...
Далее...

4 комментария

  • Спасибо , Влад, все верно, но в чем причина такого состояния общества. Оно ведь управляемо, кому выгодно воспитывать таких людей, зачем это делают?

  • «Потому что, если мы хотим архитектурно менять мир, то надо стать способным к сотрудничеству. То есть к коллективному мышлению, коллективному сознанию. Обрести общие убеждения, которые свяжут нас.»
    Никакие гуманистические увещевания, проповеди, камлания, стенания, битье в бубен и разные прочие красивые философские построения не выгонят ЗВЕРЯ из дома, который покинули БОГИ. Невежество обезьян пища его и смрад его невыносим.
    Конец близок.

  • Верно, Виктор, мы управляемы… И управляющего зовут Союз Транскорпораций с Государственным Аппаратом. Надеюсь, скоро закончу статью на эту тему. Спасибо за вопрос.
    По-поводу второго комментария. Вы правы, Дима, красиво сказав, что философские построения не изменят мир, который, как нам кажется, остался без присмотра. Я думаю, что нам, обычным людям, нужно приложить усилия, чтобы вернуть БОГА в свои души. Для этого нужно только одно: преодолеть «смрад» разобщения человеческого и объединиться между собой в такое общество, где «невежество» нашего эгоизма бы «не стояло». И это уже не философия, а практика. И для достижения этой цели работает данный сайт. Давайте верить, что Начало уже близко, но не ждать его, а приближать… Вместе!
    Спасибо за комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.