Теща

«В бананово-лимонном Сингапуре, в бури,
Когда поет и плачет океан,
И гонит в ослепительной лазури,
Птиц дальний караван…
В бананово-лимонном Сингапуре в бури,
Когда у Вас на сердце тишина,
Вы, брови темно-синие нахмурив…»
Шесть лет без отпуска, обеспечивая семью и мечтая о собственной клинике, где все будет по другому: без жлобства, «один за всех и все за одного»; типа, несем миру, что добро есть, есть носители этого добра и единства, и это, конечно, мы — Айболиты!
Шаг за шагом, собрал достаточно, чтобы получить необходимый кредит и, как говорится, — вперед, в свободное плавание!
Я  уже подготовил бумаги, то есть собрал документы, зарегистрировал некое ООО под названием «век 21» и …
Вот я на острове, где кроме меня никого, нативная природа, организованный сервис, исключительно по моему звонку! +27, птички поют, на каждом шагу дерева с бананами, два холодильника из расчета на две недели яств и напитков, доселе мною невиданных и неведомых.
И ни тебе тещи — никто не мешает, не мельтешит, ни коллег, ни начальника, не надо на работу ходить, да и заботиться ни о ком не надо!
СВОБОДА!
Ай да теща! Вот красава! Если бы не она, добывал бы кредит, ремонтировал три с половиной кабинета, строил гостиницу на 20 кошка — собако мест с кухонькой, для варки костей…
Надо же, я даже лечь — прилечь не успел после дежурства. Звонок. Подарок судьбы: на пороге теща! Горячо любимая.
– Слушай, я домой не успеваю.
– В смысле?
– Так это, через пятнадцать минут «Рабыня Изаура»!  А в глазах — ты че идиот, что ли?! — Да и поговорить надо.
– Ну да, конечно, я, правда, поспать хотел.
– Ничего, счас тебе не до сна будет, когда узнаешь, какой я Вам подарок сделала сказочный!
Я и испугаться то по-настоящему не успел.
– Спальня «Виктория»!!!!!!!!!!!!!!!! Три ночи не спала, ради Вас неблагодарных. Минимум 3000 рублей чистой экономии, я же знаю, деньги то у тебя есть.
– Стоп. Какая спальня, у нас же квартира однокомнатная, я квартиру не покупал, деньги на клинику.
– Дурилка ты! Спальня пока и в коробках полежать может. Где такую потом добудешь, да стоит всего 10000… долларов, цены, посмотри, это ж даром для такой вещи!
– 10000! Круто! Я вдруг ощутил небывалую легкость во всех членах. Должен сказать, что было это в году 1995-ом, когда доллар не доходил и  до шести рублей. Моя однушка стоила 25000, а гарнитур этот для спальни Генриха IV.
…И, сладко замирая от криков попугая, как дикая магнолия в цвету…»
Короче, купил я путевку, на самые дальние Сейшеллы, взял Венечку, благо каникулы уже начались, а в деревню к маме он уехать не успел, и уплыли куда и Колумб не доплывал… Побудем вместе, ведь я так мало его вижу!
– Папа! Папа! Мне мама все рассказала, — передо мной нарисовался счастливый Венечка.
– Что мама? Что рассказала? А бабушка тебе ничего не рассказывала?
– Нет, просто я спросил, откуда  я  и для чего?
– А почему у мамы?
– Ну, дети обычно из мам появляются, я и подумал, что она точно знает, значит и рассказать сможет правильно.
– Логично. И что сказала, наша мама?
– Она сказало, что все достаточно просто. Ты дал маме лучшее от себя, она   поместила это в надежное место, которое есть у нее. Есть у мамы такой волшебное место: как бы мама в маме, оно называется матка. Мне там было хорошо, я рос и развивался, и в ни чем недостатка не испытывал. И мы были с мамой вместе, вместе кушали, все делали вместе. Я был частичкой ее, а она частью меня. Здорово, правда?!
– Здорово! В общем, так и было. Наша мама большая Умница. А что было потом?
– Вот и я спросил: а что было потом? А мама сказала, что потом я захотел выйти наружу.
– Зачем?
Венчик лукаво улыбнулся
– А чтобы найти друзей! Папа, ну что ты как маленький. Чтобы было с кем играть. И еще она сказала, что только ты знаешь, что такое настоящие друзья, и расскажешь мне.
Как же меня все достало, если я смог забыть про друзей?!
Сын, сколько он ждал, чтобы спросить то, что не дает ему покоя? И вспомнил, как это было у меня в детстве, когда ни один человек не мог мне ответить на вопрос «в чем смысл жизни», и как меня это невыносимо мучило и угнетало.
– Ну, друзья, сынок … — стыд сдавил мое горло, еще пять минут назад, я просто забыл о них… Друзья, они те, кто чувствуют тебя как себя, любят, понимают, принимают, даже больше, чем ты сам. От них получаешь все, что просит твое сердце…Спасительную ясность …
– Папа! Ты с кем сейчас разговариваешь, я ничего не понял.
– Послушай, есть такая история. Вот мы сейчас на острове, правильно?
– Даа…
– Когда- то давно, когда никто про Америку ничего не знал, там жили люди, которых потом назовут индейцами. И не было у них  больших кораблей.
– А на чем они плавали?
– Они плавали на маленьких деревянных лодках, которые просто делали из дерева. Им этого было достаточно. А вот люди из Европы, у которых уже были огромные морские корабли, поплыли в поиске новых земель и незнакомых им людей. Они были, ну как это объяснить, скажем, жадные до всего нового, неизведанного.
– Это как мы на самолете летаем?
– Не, ну они все — таки плавали, самолетов тогда не было.
– А где были самолеты?
– Вот об этом я и хочу рассказать. О них просто не знали, ну как индейцы не знали о больших морских кораблях.  Не видели никогда и представить себе не могли, что такое просто может быть. Ты же знаешь, как бабушка до сих пор на мобильный телефон смотрит или на компьютер, вещи для нас простые.
Венечка рассмеялся.
– Поэтому, когда корабли Колумба (он вел первые корабли к индейцам, в Америку) подплывали к берегам Америки, индейцы их не видели.
– Папочка, ну как можно не видеть, когда плывет большой корабль?
– Можно, то чего ты не знаешь, ты не видишь.
– А что они видели? Совсем, совсем ничего?
– Нет,  ну они видели, как бурлит море, большие волны на гладкой поверхности океана. И вдруг увидели людей, понимаешь, как будто люди вышли из бурлящего моря.
– Прямо как в сказке, 33 богатыря, чешуей своей горя…
Людей они увидеть могли. Так вот,  люди им рассказали, а потом и нарисовали  большой корабль, объяснили, что лодка может быть большой, даже огромной, и тут произошло как бы чудо, они УВИДЕЛИ! Рассказали другим, ну вообщем…
– А что эти моряки были их друзьями?!
– Умничка! Сразу видно, что ты в маму.
– Смотри, я в детстве не умел рисовать, а Дядя Юра…
– Дядя Юра самый добрый, он твой шарж нарисовал, я его с собой взял.
– Шарж.  Дядя Юра художник, и он, рассказал мне, какие бывают цвета, как их много, как они дружно живут вместе, или, наоборот спорят или сорятся. Он водил меня туда, где было много красивых картин, и вдруг, как те индейцы, я начал видеть и чувствовать цвета, я стал наслаждаться тем, чего у меня самого, без дяди Юры, не было.
– А дядя Вова?
– Он поэт, он пишет стихи.
– Да, очень смешные: Мячик, мячик, Венчик, Венчик, наш любимый человечек!
– Пока мы не стали вместе, я вообще не чувствовал что слова могут ощущаться, ну, как вкус шоколадки или солнышко, или как, ну вообщем живое, трепетное, такое, что помнишь и долго об этом не можешь забыть… скажем, я сейчас скажу: наша мама самая добрая и красивая, что ты чувствуешь?
–…тепло…
– Так вот, пока дядя Вова не дал мне этого, не научил чувствовать словами, я не умел…
– А дядя Зоря? Я знаю, он тебя в преферанс научил, чтобы мама ругалась.
– Дядя Зоря воевал на войне, он меня научил не предавать…
Я не мог говорить, горький комок опять сдавил горло. А научился ли я не предавать, если мог забыть, если сбежал…?
– Папа, все что есть, дают друзья? Все от них?
Венчик вернул меня.
– А я из твоих друзей больше всех Ицика люблю, потому что он мой друг тоже.  Когда он на трубе играет, я знаешь как Вас с мамой люблю! Даже плачу.
– Это не совсем труба. Это ФАГОТ!
– Он сам так говорил: » А сейчас нездешний музыкант сыграет на трубе»!
Помнишь, я очень люблю это: « Леагид, леагид бабокер хасдеха!»
Венечка стал напевать: «Сказать утром: велика милость Твоя!», напев, которому тысячи лет. Венечке достался от прадеда огромный музыкальный дар — он напевал точно, будто бы сочинял мотив прямо сейчас, будто тот сам рождался из него.
На меня накатило. Мое сердце устремилось к ним, я видел как бы со стороны, что глаза мои видят братьев, уши слышат их голоса, уста говорят с ними, руки обнимают их.
В какой- то момент показалось, что я как бы выхожу из своих материальных границ и забываю, что существует огромное расстояние между мной и  ими, и что многие километры земной поверхности не разделяют нас, и будто братья находятся в моем сердце и видят всё, что там происходит.
Вот как после этого не любить Тещу?
 
 

Больше от Михаил Каплан

Вот такая история

Неистов и упрям, Гори, огонь, гори. На смену декабрям Приходят январи. Нам...
Далее...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.