Этот День!

Давно это уже было. Девяносто первый – год «большого перелета». Тогда наш город был заполнен людьми, заново начинающими строить свою жизнь. Семьями, целыми поколениями сорвались они с прежних мест. 

Вот Она – земля обетованная.

А что теперь? – Теперь крутиться. Как всегда.

У приезжих были свои, говорящие на родном языке портные, которые привезли в багаже старые «зингеры» – на всякий случай. Случай ведь всегда найдется для настоящего мастера! Свое радио, газеты и магазины. Свои парикмахеры, тихо засевшие по домам с «трофейными» советскими машинками.

Крутились.

Дядя Петя был парикмахером. Смешной старичок. Круглый, как шарик, такой весь необъятный, но довольно проворный. Все у него было вовремя – вовремя покушать, вовремя отдохнуть. И нас, обормотов несовершеннолетних, приучал приходить вовремя.

– Знаешь, много болезней подцепили мы тогда, в белорусских болотах… – как-то ответил он мне на вопрос о самочувствии.

– В болотах? – переспросил я.

– Да-да. Иногда целыми днями сидели по грудь в грязной воде. А теперь – вот! – очертил он руками свой неуклюжий контур, – теперь вот так…

Что я тогда понимал? Что понимаю сейчас? В ответ я лишь улыбался, не зная как реагировать.

– А как там было? – глупейший, конечно, вопрос…

– Страшно, – прошептал он, на мгновение застыв с ножницами в уставших руках и  устремив взгляд куда-то вдаль. – Страшно… но мы гнали вперед. Мы видели перед собой только одну цель – выжить. Выжить и вернуться туда, где тоже должны были выжить!

Знаешь, – продолжал он, – много там было такого, о чем не хочется вспоминать. Больно, а иногда и стыдно… Ведь когда шли в бой, кроме мата, вообще ничего не кричали. Кто – на русском, кто – на украинском, кто – на грузинском, я – на идише. Бывало и своих боялись – некоторые ненавидели евреев не меньше фашистов. Всякое случалось под шквалом огня…

– Эх! – отмахнулся он от какого-то воспоминания, словно стряхивая его с себя. – Так вот и шли до Берлина.

Я там был. Был в самом Берлине! Нас косило одного за другим. Десятки тысяч полегли. Но Я ТАМ БЫЛ! Я – еврей, дошел туда, представляешь? Дошел и вернулся домой… Часто себя спрашивал: «Как так получилось? Почему? Зачем?»

Это его внезапное «зачем» надолго осталось в моей памяти.

Внук старого парикмахера был религиозным мальчиком и всегда приходил к нему со всякими премудростями, которые его дедушка затем важно повторял своим клиентам: 

– Вот где-то написано, что даже если острый меч приставлен к твоему горлу – не отчаивайся в Его милосердии. И я не отчаивался, поэтому, наверное, и вернулся.

Дядя Пети уже давно нет.

После той войны времени прошло – лишь одна человеческая жизнь. Оставшиеся в живых ветераны сидят по домам и в домах престарелых, уже многими забытые. О них не говорится в израильских школьных учебниках по истории. 

Герои. Наши герои.

Иногда мне кажется, что они воевали именно для того, чтобы мы нашли ответ на вопрос, прозвучавший в доме еврейского парикмахера – ЗАЧЕМ?

Зачем вся эта история? Зачем даны такие испытания народу, скитающемуся уже несколько тысячелетий в поисках своей земли, своей судьбы, своего предназначения?

Часто, заглядывая в глаза этим старикам, понимаешь, что они так и продолжают искать внутри себя землю обетованную.

Землю народа Израиля!

С праздником Победы, дорогие, родные ветераны! С праздником!

More from Игорь Каган

Белый шум будничной суеты

Facebook Twitter Pinterest LinkedInТысячи встреч, взглядов, почти соприкосновений, диссонанс голосов, обрывки слов...
Read More

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.