Мир изобилия

Немецкий ученый Михаэль Браунгарт одержим идеей эко–гедонизма: человечество должно не экономить ресурсы, а научиться производить все из вторсырья. Новый эко–индустриальный мировой порядок — на меньшее Браунгарт не согласен. В его вселенной каждая вещь изначально разрабатывается так, чтобы она разлагалась без вреда для окружающей среды, или чтобы можно было использовать ее как вторсырье без потери качества. Ему грезится планета, на которой не будет мусора, поскольку все отходы будут кому–то служить пищей. «Наш современный мир промтоваров до крайности примитивен», — вздыхает Браунгарт.
Мы производим вещи, часто напичканные токсичными веществами, и рано или поздно отправляем их на помойку. Яды попадают в почву, в атмосферу, в грунтовые воды. Браунгарт считает, что в этом мы недалеко ушли от неандертальцев: «Товар, который превращается в мусор — это просто плохой товар. Никуда не годная химия».
Браунгарт хочет, чтобы химия была на высоте; он хочет производить товары без каких–либо опасных веществ, которые будут либо биологически разлагаться в компостной яме, либо возвращаться в технологический круговорот как чистосортное вторсырье. Если такой подход получит широкое применение, многое изменится. Расточительство из греха превратится в добродетель, на смену сплошным ограничениям придет мир изобилия. Как в природе: пышный цветок вишни становится плодом, а плод — гумусом или новым деревом; в этом эликсир жизни. Такой экогедонизм являет собой кредо Браунгарта: «Живите в удовольствие».
Аскезу и отказ — излюбленные дисциплины многих экологов — он не приемлет. Немецкое движение защитников природы он называет «клубом людей, не знающих радости и пытающихся преодолеть чувство вины». Проповедники экологичности «оптимизируют там, где не надо».
Чтобы отслужившие свое вещи действительно становились вторсырьем, их нужно не продавать, а давать в пользование, и обязать производителя принимать назад собственные товары. Тогда телевизор, содержащий тысячи токсичных химических веществ, уже не окажется на свалке. Вместо окна надо продавать «20 лет прозрачного стекла», вместо офисного стула — «7 лет сидения» на нем. Логика такова: если продукция рано или поздно будет возвращаться к производителю, он будет заинтересован использовать более качественные материалы. А соответствующие компании помимо прочего станут еще и своего рода сырьевыми фондами.

Больше от администратор

Что говорят, когда нечего говорить

Знаете ли вы, что когда в спектакле требуется изображать оживленные разговоры на...
Далее...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.